Восстание декабристов

Восстание декабристов

      Еще в 1811 году эстляндское дворянство предложило правительству освободить своих крестьян от крепостной зависимости. Тогда была образована особая комиссия для выработки положения о крестьянах, выходивших на волю. Но начавшаяся Отечественная война отложила решение этого вопроса. В 1814 году возобновлена была деятельность этой комиссии, следствием деятельности которой стала выработка положения об освобождении остзейских крестьян. Положение это было утверждено в 1816 году.
      Вопрос об освобождении возбужден был также в Курляндии и Лифляндии. Выработанные положения об освобождении этих крестьян утверждены в 1817и 1819 годах. Все эти положения построены были на одинаковых началах. Остзейские крестьяне получили личную свободу, но эта свобода была стеснена запрещением переселяться в другие губернии и приписываться к городским обществам. Прежде, когда действовал в остзейских губерниях еще старый шведский устав, крепостные остзейские крестьяне наследственно пользовались своими участками, которых у них не мог отнять землевладелец. Теперь этот порядок был изменен. Известная часть земли у каждого помещика по положению должна была обязательно находиться в постоянном пользовании крестьян, но каждый отдельный участок помещик отдавал крестьянину на известный срок в аренду по добровольному соглашению с ним, то есть каждый помещик мог согнать своего крестьянина с участка только с обязательством заменить согнанного другим.
      Помещичья земля была разделена на две половины: одной он мог пользоваться сам, другую отдавал обязательно в аренду крестьянам; но выбор и условия соглашения представлялись договаривавшимся сторонам, из которых перевес, разумеется, принадлежал сильному, значит, остзейские крестьяне освобождены были от личной зависимости, но без земли и в поземельных отношениях предоставлены были усмотрению произвола землевладельцев. Для разбора тяжб между крестьянами и землевладельцами устроены были особые суды, но председателями в них были землевладельцы. Смысл остзейской эмансипации был таков: землевладелец удерживал над крестьянином всю прежнюю власть, но по закону освобождался от всех обязанностей по отношению к крестьянам. Положение остзейских крестьян тотчас ухудшилось.
      Понятно, что остзейская эмансипация не могла быть желательным образцом для разрешения крепостного вопроса в коренных областях России. Благомыслящие и знакомые с положением дела люди думали, что лучше не возбуждать вопроса об освобождении крестьян, чем разрешать его по-остзейски. Однако вопрос обсуждался в правительственных кругах. Правительству был представлен целый ряд проектов, большая часть из них построена на мысли о безземельном освобождении крестьян, многие понимали необходимость освобождения с землей.
      Из всех проектов особенный интерес представляют два: один из них принадлежит адмиралу Мордвинову, другой графу Аракчееву. Адмирал Мордвинов находил справедливым и возможным выкуп личной свободы. Об освобождении с земельным наделом не было и речи, земля должна была вся остаться во владении помещиков, но крестьяне получали право выкупить личную свободу, для этого автор проекта составил таксу - сумма выкупа соответствует возрасту выкупающегося, то есть его рабочей способности. Например, дети от 9 - 10 лет платят по 100 рублей, работник 30 - 40 лет платит уже 2 тысячи, однако, работник 40 - 50 лет платит меньше. Понятно, какие крестьяне по этому проекту вышли бы на волю - это сельские кулаки, которые получили бы возможность накопить необходимый для выкупа капитал. Словом, трудно было придумать проект, менее практический и более несправедливый, чем тот, какой развивается в записке Мордвинова.
      Неизвестно, кто составил проект для Аракчеева, которому это было поручено императором, едва ли подписавшийся под ним был его автором. Этот проект отличался некоторыми достоинствами: Аракчеев предполагал освобождение крестьян провести под руководством правительства - оно покупает постепенно крестьян с землей у помещиков по соглашению с ними по ценам данной местности. Для этого оно назначает капитал ежегодно. Капитал этот образуется или посредством отчисления известной суммы из питейного дохода, или посредством выпуска соответственного количества 5-процентных облигаций государственного казначейства. Крестьяне выпускаются с землею в размере двух десятин на душу.
      В проекте Аракчеева изложены были выгоды такой операции для землевладельцев, о выгоде операции для крестьян автор благоразумно умалчивал. Землевладельцы, очень пострадавшие в войну, посредством такого освобождения крестьян освобождались от долгов, которые обременяли их имения, получали оборотный капитал, которого у них не было, и не лишались рабочих рук для той цели, какая оставалась за ними, потому что крестьяне, получив столь малый надел, принуждены были брать в аренду помещичьи земли. Много недостатков можно указать в этом проекте, может быть, в нем было мало доброжелательства к крестьянам, но проект нельзя назвать непрактичным, в нём, по крайней мере, нет бессмыслицы, осуществление этого проекта не сопровождалось бы разгромом государства, к которому привел бы непременно проект Мордвинова. Все это показывает, как плохо государственные умы были подготовлены к разрешению этого вопроса, о котором, кажется, уже давно пора было подумать.
      Самый лучший проект принадлежал деятелю, которого нельзя было назвать ни либералом, ни консерватором. Этот проект был составлен по воле государя, а автором его был Канкрин, ставший позднее министром финансов. Проект был построен на медленном выкупе крестьянской земли у помещиков в достаточном размере. Вся операция рассчитана была на 60 лет, так что в 1880 году окончательно разверстывались отношения между крестьянами и помещиками без долгов, то есть без налога на крестьян для уплаты процентов по казенной выкупной сумме, заплаченной за крестьян землевладельцам.
      Некоторые государственные люди даже пугались самой мысли об освобождении крестьян, которая представлялась им страшным переворотом. К таким предусмотрительным людям принадлежал известный в свое время государственный человек, считавшийся в числе первых политических голов, граф Ростопчин. Своим обычным лаконическим языком он наглядно описывал опасности, которые произойдут по освобождении крестьян. Россия испытает все бедствия, какие перенесла Франция во время революции, и, может быть, худшие, какие перенесла Россия при нашествии Батыя.
      Сравнив последние поколения екатерининского времени с тем поколением, представители которого подверглись каре за дело 14 декабря, можно найти между ними сходство и различие. Родство было и нравственное и генеалогическое; образ мыслей, который усвоили себе отцы, разделяли и дети. Но между ними есть одно существенное различие. Вольнодумство воспитало в старшем поколении холодный рационализм, сухую мысль, вместе с тем отчужденную от окружающей жизни; холодные идеи в голове остались бесплодными, не обнаруживались в стремлениях, даже в нравах вольнодумцев. Совсем иной чертой отличалось новое поколение. В них можно было заметить удивительное обилие чувства, перевес его над мыслью и вместе с тем обилие доброжелательных стремлений, сопровождавшихся даже пожертвованием личных интересов.
      По высшему обществу в начале царствования Александра пробежала тень, которую часто забывают в истории общества того времени. В воспитании, которое получило высшее русское дворянство прошедшего столетия, сменилось два гувернера двух разных привозов: первый - ни о чем не думавший гувернер, парикмахер, второй - вольнодумец. В конце XVIII века начался прилив в Россию французских эмигрантов, которые должны были расстаться со своим революционным отечеством. Это были либо аббаты, либо представители французского дворянства, значительная часть которых также вышла из аббатов. В Россию они спасались от бедствий революции, приносили с ожесточением против новых политических идей большое количество католических чувств, которое всплыло в них после философского рационализма.
      Эти эмигранты, приветливо принятые Россией, с ужасом увидели успех религиозного и политического рационализма в русском образованном обществе. Тогда начинается смена воспитателей русской дворянской молодежи. На место гувернера-вольнодумца становится аббат - консерватор и католик, это был гувернер третьего привоза. При Павле IМальтийский орден, территория которого была завоевана Францией, выхлопотал себе покровительство русского императора. Ряд мальтийцев явился в Петербург с теми же католическими чувствами: это еще более усилило влияние пришельцев. В XVIII веке под влиянием либеральных идей папа Климент закрыл иезуитский орден, но они остались под разными предлогами и званиями и стали прокрадываться через Польшу в Россию. Много таких иезуитов появилось в Петербурге под именем мальтийцев.
      Католическое иезуитское влияние и становится на смену вольтерьянства. В числе родовитых эмигрантов, приехавших в Россию еще при Екатерине, был и граф Шуазель-Гуфье. Он приехал со всем своим семейством; воспитателем при его сыне состоял некто аббат Николь. Шуазель выставлял этого домашнего учителя великосветским барыням, как превосходного педагога. Барыни стали просить у графа позволения их сыновьям слушать Николя вместе с сыном. Постепенно учебная комната Шуазеля-младшего превратилась в великосветскую аудиторию, которая даже не могла вместить всех своих слушателей.
      Николь заставил основать учебное заведение для высшего дворянства. В этот пансион повалила русская дворянская молодежь. Чтобы не пустить сюда разночинцев и мелкое дворянство, назначена была очень высокая плата за воспитание - от 11 до 12 тысяч рублей в год. Список пансионеров блистал аристократическими именами: Орловы, Меншиковы, Волконские, Бенкендорфы, Голицыны, Нарышкины и другие. Родители также не оставались без влияния новых педагогов, католическая пропаганда растет с поразительным успехом.
      При Павле на это смотрели сквозь пальцы, потому что иезуиты успели при дворе утвердить мысль, что существенной разницы между католицизмом и православием не существует, а что католицизм есть исповедание, наиболее умеющее воспитывать народ в консервативных, монархических стремлениях и принципах. Случилось так, что в одной болезни императору помог некто Груббер. Ему была предложена награда, от которой он отказался, объявив, что он пользуется своей медициной не для корысти, а для славы имени бога. Этот Грубер был воспитателем и руководителем великосветской молодежи и руководителем пансиона Николя.
      Значительная часть людей, осужденных по делу 14 декабря, вышли из этого пансиона или воспитаны были такими гувернерами. Католическое иезуитское влияние, встретившись в этих молодых людях с преданиями отцов, смягчило в них и католическую нетерпимость и холодный философский рационализм; благодаря этому влиянию сделалось возможным слияние обоих влияний, а из этого слияния вышло теплое патриотическое чувство, чего не ожидали воспитатели. Только при этом предположении становится возможным проследить нравственный рост того поколения, представители которого вышли на площадь 14 декабря.



      14 декабря 1825 года была назначена присяга войск и общества новому императору – Николаю I. Члены Северного общества распространяли в некоторых казармах, где популярно было имя Константина, слух, что Константин (брат Александра I в 1823 году добровольно отрёкся от престола) вовсе не хочет отказываться от престола, что приготовляется насильственный захват власти и даже что великий князь арестован.
      Этими слухами и увлечены были некоторые гвардейские солдаты. Значительная часть Московского гвардейского полка 14 декабря отказалась дать присягу. С распущенными знаменами в одних сюртуках солдаты бросились на Сенатскую площадь и построились здесь в каре. К ним присоединилась часть гвардейского гренадерского полка и весь гвардейский морской экипаж. Всего на Сенатской площади собралось около двух тысяч человек.
      Члены тайного общества накануне решили действовать по настоянию Рылеева, который, впрочем, был уверен в неуспехе дела, но только твердил: "все-таки надо начать, что-нибудь выйдет". Диктатором назначен был князь С. Трубецкой, но он не явился на площадь, и напрасно его искали; всем распоряжался бывший в отставке Пущин, частью - Рылеев. Впрочем, каре мятежников стояло в бездействии в продолжение значительной части декабрьского дня. Великий князь Николай, собиравший около себя полки, оставшиеся ему верными и расположенные у Зимнего дворца, также оставался в бездействии в продолжение значительной части дня.
      Одна рота, приставшая к мятежникам, стремясь на Сенатскую площадь, забежала на внутренний двор Зимнего дворца, но встретилась с солдатами, которые остались верными Николаю, тогда они кинулись на площадь. В ответ на вопрос императора, куда они направляются, солдаты отвечали: "на площадь". Николай указал им дорогу, как пробраться к мятежникам. У одного мятежника была мысль о том, что он может решить дело насильственно. Положив в оба кармана по заряженному пистолету, он поместился на Адмиралтейском бульваре, мимо него несколько раз прошел Николай, но офицер так и не решился выстрелить в будущего императора.
      Наконец, Николая уговорили в необходимости закончить дело до наступления ночи, в противном случае другая декабрьская ночь даст мятежникам возможность действовать. Приехавший только что из Варшавы Толь подступил к Николаю: "Государь, прикажите площадь очистить картечью или откажитесь от престола". Дали холостой залп, он не подействовал, выстрелили картечью - каре рассеялось, второй залп увеличил число трупов. Этим кончилось движение 14 декабря.
      Верховная следственная комиссия расследовала дело, а чрезвычайный суд произнес приговор, который был смягчен новым государем. По этому приговору пять участников дела были наказаны смертью через повешение, а остальные сосланы были в Сибирь. Всего к следствию был привлечён 121 человек. Повешены были вожди обоих союзов: Пестель, Рылеев, Каховский (который застрелил Милорадовича, когда тот после неудачной попытки уговорить мятежников возвращался к Николаю), Бестужев-Рюмин (один из деятельнейших распорядителей на площади 14 декабря) и С. Муравьев-Апостол, взятый на юге, в Киевской губернии, с оружием в руках. Так кончилось это движение, которое, как мы видели, стало возможным только благодаря стечению неожиданных обстоятельств.
      Поначалу восстание 14 декабря можно принять за один из тех дворцовых гвардейских переворотов, какие происходили после смерти Петра в продолжение XVIII века. На самом деле, движение вышло из гвардейских казарм, руководили им почти одни гвардейские офицеры, представители коренного, столбового русского дворянства. Движение было поднято по вопросу о престолонаследии, как поднимались все движения XVIII века, и на знамени движения было написано личное имя. В движении 14 декабря столько сходства с гвардейскими переворотами XVIII века, что современники, наблюдавшие это событие, не могли не вспомнить о гвардейских переворотах.
      В записке приехавшего в то время в Петербург родственника императрицы-матери принца Евгения Вюртембергского были обнаружены следующие сведения. Когда была получена в Петербурге весть о смерти государя, принц Евгений встретил во дворце петербургского генерал-губернатора графа Милорадовича, который, разговорившись о положении дел, выразил принцу сомнение в успехе дела, то есть в успехе присяги великому князю Николаю, так как гвардия, по словам Милорадовича, очень привязана к Константину. "О каком успехе говорите вы, граф? - сказал Евгений, - я жду естественного перехода престола к великому князю Николаю, в случае если Константин будет настаивать на отречении, причем тут гвардия?" "Я с вами согласен, - отвечал Милорадович, - гвардии, понятно, не следовало мешаться в это, но она уже испокон века привыкла к этому и сроднилась с таким понятием".
      Несмотря на все сходство движения 14 декабря с дворцовыми переворотами XVIII века, оно вместе с тем существенно отличается от последних. Отличие это заключается не только в характере вождей движения, но и в цели. Знамя, на котором было написано имя Константина, было предназначено только для солдат, которых убедили, что они восстают за угнетенных - великого князя Константина и за его супругу. Вожди движения были одинаково равнодушны к обоим именам: они действовали не во имя лица, а во имя порядка. Ни одно гвардейское движение XVIII века не имело целью установление нового государственного порядка.
      Впрочем, это было только стремление к новому порядку; самый порядок не был выработан вождями движения. Выходя на улицу, они не несли за собой определенного плана государственного устройства, они просто хотели воспользоваться замешательством при дворе, для того чтобы вызвать общество к деятельности. Их план таков: в случае удачи обратиться к Государственному совету и Сенату с предложением образовать временное правительство из пяти членов; были даже намечены эти члены; между ними рядом с Пестелем, самой дельной головой в тайном обществе, должен был сесть и М. М. Сперанский. Временное правительство должно было руководить делами до собрания Земской думы, той самой Земской думы, план которой проектировал Александр со Сперанским в преобразовательном проекте. Земская дума как учредительное собрание и должна была разработать новое государственное устройство.
      Таким образом, вожди движения поставили себе целью новый порядок, предоставив выработку этого порядка представителям земли, значит, движение было вызвано не определенным планом государственного устройства, а более накипевшими чувствами, которые побуждали как бы то ни было направить дело по другой колее. Один высокопоставленный сановник, встретив одного из арестованных декабристов, своего доброго знакомого князя Евгения Оболенского, с ужасом воскликнул: "Что вы наделали, князь. Вы отодвинули Россию по крайней мере на 50 лет назад". Это мнение утвердилось впоследствии; событие 14 декабря считали великим несчастьем, которое определило характер следующего царствования, как известно, очень нелиберального.
      Это - совершенно ложное представление; характер следующего царствования определился не 14 декабря; это царствование имело бы тот же характер и без 14 декабря; оно было прямым продолжением последнего десятилетия царствования Александра. Еще до 14 декабря предшественник Николая уже решительно вступил на ту дорогу, по которой шел его преемник. Притом мысль, чтобы мятеж 14 декабря мог отодвинуть Россию на 50 лет назад, невероятна уже потому, что в последние 50 лет она немного сделала шагов вперед: отодвинуться некуда было.14 декабря не было причиной направления следующего царствования, оно само было одним из последствий той причины, которая сообщила такое направление следующему царствованию. Причина эта заключалась в исходе, который имели все преобразовательные начинания Александра.


(материал подготовлен на основе фундаментальных трудов
русских историков Н.М.Карамзина, Н.И.Костомарова,
В.О.Ключевского, С.М.Соловьева, и других...)



   назад          

Rambler's Top100