Куда плавал Одиссей?

      Самые ранние сведения о Северном Причерноморье — лишь неясные и случайные данные, в большинстве своем легендарного характера, которые связаны с греческими мифологическими преданиями о северной стране киммерийцев, о блаженных гипербореях, живущих на крайнем севере, о стерегущих золото грифонах и одноглазых аримаспах, о походе аргонавтов в Колхиду за золотым руном и о колхской царевне Медее, помогшей Ясону, о Прометее, прикованном к скале на Кавказе, и т.д. Эти сюжеты и мотивы были необычайно популярны в греческой и римской литературе и изобразительном искусстве, поэтому они разрабатывались или упоминались в огромном числе литературных произведений на протяжении всей античности [в драме, поэзии, прозе, реторике и других жанрах; ср. трагедию великого греческого драматурга Эсхила (525—456 гг. до н.э.) «Прометей Прикованный», где действие происходит на Кавказе, или драму Еврипида (480—406 гг. до н.э.) «Ифигения в Тавриде», разыгравшуюся в Крыму].
      Место действия указанных мифологических преданий постепенно охватывало все более удаленные районы и в процессе освоения Черного моря переносилось на его побережья. При этом нередко мифологический сюжет накладывался и тесно сплетался с реальными знаниями этнографического и географического характера, добытыми ранней греческой наукой. Поэтому рассказываемые античными поэтами и драматургами мифы часто в своей этногеографической части являются ценным историческим источником. Античная и, следовательно, европейская литература начинается с Гомера, который жил, вероятно, в IX—VIII вв. до н.э. Приписываемые ему эпические поэмы «Илиада» и «Одиссея» содержат первые неясные сведения о северо-восточной окраине тогдашней ойкумены. Так, в «Илиаде» (XIII, 4—6) упоминаются некие северные гиппемолги (букв. — «доители кобылиц»), «питающиеся молоком». Последующая традиция, начиная с греческого поэта Гесиода (ок.700 г. до н.э.), отождествляет гиппемолгов со скифами-кочевниками, у которых кобылье молоко составляло основу питания. В «Одиссее» имеется также упоминание киммерийцев, которые были предшественниками скифов в Северном Причерноморье:
      «Закатилось солнце, и покрылись тьмою все пути, а судно наше достигло пределов глубокого Океана. Там народ и город людей киммерийских, окутанные мглою и тучами; и никогда сияющее солнце не заглядывает к ним своими лучами — ни тогда, когда восходит на звездное небо, ни тогда, когда с неба склоняется назад к земле, но непроглядная ночь распростерта над жалкими смертными» (Гомер, «Одиссея», XI, 12—19; цит. по: SC. Т. I. С. 300).
      Впрочем, уже древние комментаторы «Одиссеи» не были уверены (а ученые до сих пор спорят), имеет ли это описание пути Одиссея в преисподнюю отношение к Северному Причерноморью (возможна западносредиземноморская локализация «киммерийской» части путешествия Одиссея). Интересно, однако, что примерно в то же время (VIII—VII вв.) киммерийцы (Gi-mir-ra-i, Gomer, Gamirra) и скифы (Askusa, ASkenaz) появляются в библейских и ассирийских источниках как северные кочевники, угрожающие своими набегами.
      Редкие упоминания севернопричерноморских реалий в VIII—VI вв. до н.э. встречаются исключительно в поэзии — первой литературной форме древних греков (поэты Гесиод, Стасин, Арктин, Эвмел, Каллин, Алкман, Мимнерм, Алкей, Сафо, Аристей Проконнесский, Анакреонт). От большинства их сочинений дошли только небольшие фрагменты, но и в них мы находим упоминания Прометея, реки Истр (Дунай), колхского царя Эета и его дочери Медеи, дочери греческого царя Агамемнона Ифигении, перенесенной Артемидой в Таврику (Крым), Ахилла, которого после его смерти мать Фетида поселила на острове Белый в Черном море, а также скифов, исседонов, аримаспов и других полумифических народов Восточной Европы.



   назад       далее   

Rambler's Top100