Афины и Боспор в V-IV вв. до н.э.

      В V—IV вв. до н.э. господство скифов в Северном Причерноморье постепенно клонится к упадку, на первый же план, с точки зрения интересов греков, выдвигается Боспорское царство, объединявшее несколько греческих городов и варварскую периферию вокруг Керченского пролива. Тесные связи Боспора с Афинами и позже со всем эллинистическим миром создали основу для нового притока информации о Северном Причерноморье. Активная торговля хлебом, которую вело Боспорское царство с Афинами, стала поводом и фоном, на котором афинские ораторы IV в. до н.э. Исократ, Эсхин, Динарх и Демосфен в своих публичных речах сообщают некоторые сведения о ситуации на Боспоре. Эти речи резко выделяются на фоне других источников, так как уже не принадлежат литературной традиции, а содержат актуальную информацию и потому более достоверны.
      «Вы ведь, конечно, знаете, что к нам (в Афины) привозится хлеба гораздо более, чем ко всем другим. Хлеб, привозимый водою из Понта, по количеству равняется всему, привозимому с прочих рынков. И понятно: это происходит не только оттого, что эта земля производит огромное количество хлеба, но и потому, что ее правитель Левкои (царь Боспора Левкон I, 387—347 гг. до н.э.) даровал беспошлинность купцам, везущим хлеб в Афины, и обнародовал приказ, чтобы отплывающие к вам грузились первыми... Рассмотрите теперь, как велика эта милость! С купцов, вывозящих из его владений хлеб, он взимает в виде пошлины 1/30 стоимости товара; оттуда ввозится сюда около 400 000 медимнов (1 медимн = ок. 52 литров) хлеба... Притом он так далек от мысли лишать нас этого благодеяния, что, устроив новый торговый порт Феодосию, которая, по словам моряков, не хуже Боспора, — и здесь даровал нам беспошлинность» (Демосфен, «Речь против Лептина о беспошлинности», 355—354 гг. до н.э., 31-33; цит. по: SC. Т. I. С. 364-365).
      К IV в. до н.э. относят и так называемый «Перипл Средиземного моря»; слово «перипл» означает «плавание вдоль берегов моря», этот жанр географического описания был весьма популярен в античности. В «Перилле» Псевдо-Скилака (настоящий Скилак жил в VI в. до н.э.) наряду с актуальными данными о народах, городах и природных условиях побережья Черного и Азовского морей, отражающими аттические интересы IV в. до н.э., прослеживаются и очень древние пласты информации, восходящие к древнеионийским знаниям времен Гекатея и настоящего Скилака.
      «От Истра (Дуная) до Бараньего Лба (мыс в Крыму) три дня и три ночи прямого пути, а вдоль берега вдвое больше, так как там есть залив. В этом заливе есть пустынный остров, по имени Белый (о. Змеиный), посвященный Ахиллу. От Бараньего Лба до Пантикапея (Керчи) день и ночь пути; от Пантикапея же до устья Меотийского озера (Азовского моря) 120 стадиев (1 стадий = ок. 177 м.); Меотийское озеро, говорят, на половину меньше Понта (Черного моря). На Меотийском озере прямо при входе в него по левую руку живут скифы; ибо их область простирается от внешнего моря над Таврической землей (Крымом) вплоть до Меотийского озера» (Псевдо-Скилак, «Перипл Средиземного моря», 68; цит. по: SC. Т. I. С. 84).
      В IV в. до н.э. ярко проявилась тенденция к идеализации жизни и быта обитателей Северного Причерноморья. Уже в древнеионийской литературе (у Гелланика и Геродота) возникает представление о гипербореях как о блаженном народе на крайнем севере, не знающем войн, вражды и несправедливости. Историк Эфор (жил между 405 и 330 гг. до н.э.) в своем историко-географическом труде «История» (отрывки его сохранились у других авторов) дал пример крайней идеализации скифов в моральном и социальном плане как кочевников, сохраняющих вдали от развращенной цивилизации высокие моральные качества, мудрость и добродетели. Его характеристика оказала мощное влияние на последующие описания скифов, просуществовав до конца античности. В русле этой социально-утопической традиции большое значение и распространение получил образ легендарного скифского мудреца Анахарсиса, которого Эфор делает изобретателем многих «культурных» достижений (например, трута, двузубого якоря и гончарного круга) и причисляет к семи знаменитым греческим мудрецам.
      «По словам Эфора, другие писатели рассказывают только об их (скифов) дикости, так как знают, что страшное и удивительное внушает страх; однако, говорит он, следовало бы также передавать и противоположные факты и брать их за образец для подражания... Затем Эфор приводит причину, почему они ведут скромный образ жизни, не склонны к стяжательству и не только в отношениях друг с другом соблюдают хорошие обычаи (так как у них все общее, даже женщины, дети и вся семья), но и чужеземцам их не одолеть и не победить: ведь у них нет имущества, ради которого их стоило бы обратить в рабство...» (Эфор, «История»; сохранилось в: Страбон, «География», VII, 3, 9; цит. по: Страбон. С. 277).



   назад       далее   

Rambler's Top100