На закате античности (источники IV-V вв.)

      Ценным источником по истории Северного Причерноморья является сборник биографий римских императоров от Адриана до Нумериана (117—284 гг.), известный под названием Писатели истории Августов («Scriptores historiae Augustae») и написанный (или составленный) в IV в. Авторы, которым приписывается создание той или иной биографии, по другим источникам не известны, тем не менее использованные ими сведения, в частности, о набегах готов из Северного Причерноморья, часто оказываются достоверными и вполне актуальными.
      «Когда Валериан (в 60-х годах III в.) был в плену..., готы (Gothi), или скифы, имя которых... придано готам, заняли Фракию, опустошили Македонию, осадили Фессалонику, и ниоткуда не видно было даже скромной надежды на спасение... С теми же готами произошло под предводительством Марциана сражение в Ахайе (Греции), откуда они отступили, потерпев поражение от ахейцев. Между тем скифы, т.е. часть готов, опустошали Азию. Был разграблен и сожжен и храм Эфесской Луны, сокровища которого по слухам достаточно известны народам...» (Требеллий Поллион, Двое Галлиенов, 5-6; цит. по: SC. Т. II. С. ,298-299).
      Аммиан Марцеллин (Ammianus Marcellinus, ок. 330 — ок. 395 гг.), написавший большой исторический труд о современных ему событиях («Res gestae»), в описании Северного Причерноморья использует как литературные источники, частично восходящие к древнеионийскому времени, так и свежие сведения, в частности, о гуннах, недавно вторгшихся в Восточную Европу. Его этнографические экскурсы об аланах и гуннах содержат множество ценных данных об этих народах.
      «Племя гуннов, о котором мало знают древние памятники, живет за Меотийскими болотами (Азовским морем) у Ледовитого океана и превосходит всякую меру дикости... Итак, гунны, вторгнувшись в земли тех аланов, которые сопредельны с гревтунгами и обыкновенно называются танаитами, многих перебили и ограбили, а остальных присоединили к себе по условиям мирного договора; при их содействии они с большей уверенностью внезапным натиском ворвались в обширные и плодородные владения [готского царя] Ерменриха (Германариха), царя весьма воинственного, многочисленными и разнообразными подвигами храбрости наведшего страх на соседние народы...» (Аммиан Марцеллин, «История», XXXI, 2, 1 и 3, 1; цит. по: SC. Т. И. С. 337 и 342).
      Со становлением в IV в. христианства как государственной религии начинается новый этап историографии — пересмотр истории с точки зрения христианства и его ценностей. Одним из первых таких трудов на Западе стала «История против язычников» («Historiae adversum paganos») Павла Орозия (Paulus Orosius, написана ок. 417 г.). На греческом Востоке это труды по всеобщей, локальной и церковной истории Евсевия (ум. в 340 г.), Филосторгия (368-440 гг.), Сократа Схоластика (380-440 гг.), Созомена (писал ок. 444 г.), Феодорита Киррского (первая половина V в.), Зосима (вторая половина V в.), Приска Панийского (ок. 410/420—ок. 475 гг.) и др. Церковные и светские истории, написанные этими и другими историками (церковными охвачен период с 300 по 470-е годы) содержат много новых сведений о борьбе римских императоров против готов и гуннов, о принятии готами и другими причерноморскими народами христианства и т.д. Тем не менее этнографическая и географическая номенклатура, используемая раннехристианскими авторами, долго еще (вплоть до позднего средневековья) оставалась той же, что и в произведениях языческой античности. В частности, описание Северного Причерноморья у Орозия основывается на материалах, восходящих к трудам Агриппы, хотя автор и доводит историю мира до современных ему событий.
      «Европа начинается от Рифейских гор, реки Танаиса и Меотийских болот, лежащих на востоке, простирается по берегу Северного океана до Галлии Бельгийской и реки Рейна, который течет на запад, затем до Данувия, называемого и Истром, который направляется с юга на восток и впадает в Понт (Черное море); на востоке лежит Алания, посредине — Дакия, где и Готия, затем Германия, где большую часть занимают свебы; во всех этих странах живут 54 племени... Я умалчиваю о частых раздорах между собой самих варваров, когда по очереди два клана готов, затем аланы и гунны грабили друг друга, производя разные убийства. Радагайс, самый страшный из всех древних и теперешних врагов, внезапно напал и наводнил всю Италию; говорят, что в его народе было более 200 000 готов. Этот, кроме невероятного количества людей и неукротимой доблести, был язычник и скиф...» (Павел Орозий, «История против язычников» I, 2, 52 и VII, 37, 3-5; цит. по: SC. Т. П. С. 395 и 406).



   назад       далее   

Rambler's Top100