Остров русов

      С начала X в. в арабо-персидской литературе отдельные сообщения о русах сменяются пространным рассказом о русах, живущих на острове, а также о взаимоотношениях русов со славянами и другими народами Восточной Европы. Рассказ об «острове русов» был очень популярен, его можно встретить у многих арабо-персидских авторов X—XVII вв. Анализ вариантов этого рассказа привел исследователей к выводу о том, что все они восходят к одному общему источнику, который был условно назван «Анонимной запиской». Считается, что «Анонимная записка» могла входить в состав не дошедших до нас полной редакции сочинения Ибн Хордадбеха или труда ал-Джайхани.
      Первым рассказ об острове русов сообщает Ибн Русте. Он жил и работал в иранском городе Исфахане в конце IX — начале X в. Единственный дошедший до нас — и то не полностью — труд Ибн Русте, озаглавленный «Дорогие ценности» («Ал-а'лак ан-нафиса»), был составлен им в 903—913 гг. в виде энциклопедии. Сохранившаяся часть сочинения представляет собой его седьмой том, посвященный астрономии и географии (BGA. Т. VII). Изложение и книге Ибн Русте начинается с описания священных городов — Мекки и Медины, за которым следует характеристика морей, рек и климатов Земли. После этого автор переходит к описанию отдельных стран. В одном из разделов содержится описание восточноевропейских народов — хазар, буртасов, булгар, мадьяр, славян, русов, алан, государства Сарир на территории Дагестана (BGA. Т. VII. Р. 139-147).
      О русах Ибн Русте сообщает, что они живут на острове, окруженном озером. Правитель русов носит титул хакан и выполняет функции судьи. Русы плохие наездники и передвигаются на кораблях, совершая набеги на другие народы. Они, в частности, нападают на славян, берут их в плен и везут на продажу в Хазарию и Волжскую Булгарию. Русы не занимаются земледелием, но живут добычей, привозимой из земли славян, а также торговлей мехами. В земле русов нет деревень, но зато много городов, где чужеземцев встречают гостеприимно.
      «Что же касается ар-Русийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на котором они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясется из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян ... И нет у них недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен. Единственное их занятие торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям. Получают они назначенную цену деньгами и завязывают их в свои пояса ... С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют [ими]. У них много городов, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, и с чужеземцами, которые ищут их покровительства, обращаются хорошо ... И если один из них возбудит дело против другого, то зовет его на суд к царю, перед которыми [они] и препираются. Когда же царь произнес приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны недовольны приговором царя, то по его приказанию дело решается оружием, и чей из мечей острее, тот и побеждает ... Есть у них знахари, из которых иные повелевают царем как будто бы они их начальники ...» (BGA. Т. VII. Р. 145-147; Новосельцев. 1965. С. 397-399).
      По словам Ибн Русте, русы, хотя и разделены на несколько племен, но по отношению к внешним врагам выступают единодушно. Между собой же они мало доверяют друг другу и не расстаются с оружием. Кроме этого, географ сообщает некоторые этнографические подробности о русах (одежда, погребальные обычаи).
      Сходный рассказ об острове русов имеется в сочинении персидского историка XI в. Гардизи «Краса повествований» («Зайн ал-ахбар»), составленном при дворе Газневидов (на территории современного Афганистана) в начале 50-х годов XI в. Рассказ Гардизи о русах находится в заключительной части его труда, представляющей собой географический и этнографический обзор, посвященный тюркским народам, к которым Гардизи относил в том числе славян и русов.
      Сообщение Гардизи о русах в основном совпадает с текстом Ибн Русте:
      «Что же касается русов, то есть остров, расположенный в море, и остров этот протяженностью три дня пути в длину и в ширину и весь покрыт лесом. Почва его такая влажная, что если поставить ногу, то она погрузится в землю по причине ее влажности. И есть у них царь, называемый хакан-е рус. Число жителей на этом острове 100 000. И эти люди постоянно нападают на кораблях на славян, захватывают славян, обращают в рабов, отвозят в Хазаран и Балкар и там продают. И у них нет посевов и пашен. И они пользуются обычно славянскими посевами ... Торгуют они соболем и белкой и другими мехами. Носят чистые одежды и с рабами обращаются хорошо. И нет у них обыкновения, чтобы кто-либо оскорблял чужеземца. И если кто оскорбит, то половину имущества его отдают потерпевшему. И одежда людей русов и славян из льна ... На острове много городов... И царь их взимает с торговли десятину» (Гардизи/Бартольд. С. 39; Новосельцев. 1965. С. 399-400).
      В отличие от Ибн Русте, Гардизи утверждает, что остров русов окружен не озером, а морем. Гардизи также приводит численность населения острова — 100 тысяч человек — и сообщает, что правитель острова получает десятину с торговых операций. Имеющиеся разночтения говорят о том, что Гардизи пользовался не трудом самого Ибн Русте, а имел какие-то общие с ним источники. По словам Гардизи, этими источниками были труды Ибн Хордадбеха и ал-Джайхани.
      Сообщения о славянах и русах, аналогичные данным Ибн Русте и Гардизи, сохранились в сокращенных вариантах у целого ряда других арабо-персидских ученых X—XVI вв. Среди них следует упомянуть Мутаххара ибн Тахира ал-Мукаддаси (X в.), автора шеститомной энциклопедии «Книга творения и истории» («Китаб ал-бад' ва-т-та'рих»; BGA. Т. VII; Мукаддаси; Мукаддаси/Сериков). Краткое изложение рассказа о славянах и русах помещено в географическом разделе четвертого тома энциклопедии. Ал-Мукаддаси, так же как и Ибн Русте, пишет о том, что остров русов располагался на озере, но добавляет при этом, что остров представлял собой крепость. Кроме того, ал-Мукаддаси называет число жителей острова — 100 тысяч человек. Согласно ал-Мукаддаси, ближайшими соседями русов были славяне (Мукаддаси. Т. IV. С. 66; Новосельцев. 1965. С. 398-399).
      В конце XI—начале XII в. материалы Ибн Русте — Гардизи использовал ал-Марвази, придворный врач Сельджукидов, автор сочинения «Природа животных» («Таба'и' ал-хайаван»), посвященного не только зоологии, но также географии и этнографии. Судя по тексту сообщения, ал-Марвази пользовался несколькими источниками. Так, он сначала говорит, что русы живут на острове в море, а через несколько строк пишет о том, что остров был окружен озером. В отличие от других вариантов рассказа об острове русов, у ал-Марвази имеется упоминание и о грабительских экспедициях русов на Каспий (Марвави. С. 23; Заходер. 1967. С. 146-147; Новосельцев. 1965. С. 400).
      Из более поздних писателей заслуживает внимания египетский историк и географ Ибн Ийас (1448-1524 гг.). В начале XVI в. он завершил большой географический труд «Аромат цветов из диковинок округов» («Нашк ал-азхар фи гара'иб ал-актар»), для создания которого привлек ряд сочинений, впоследствии утраченных. Рассказ о русах у Ибн Ийаса приведен в двух вариантах. Один из них повторяет данные Ибн Русте — Гардизи и других авторов об острове русов (FA. Т. I. Р. 113; Новосельцев. 1965. С. 401). Другой же имеет существенные отличия. В частности, Ибн Ийас говорит о том, что земля русов окружена горами; что у русов нет ни царя, ни законов; что они убивают всех чужестранцев, приходящих к ним:
      «Страна русов. Это большая и обширная земля, и в ней много городов. Между одним городом и другим большое расстояние. В ней большой народ из язычников. И нет у них закона и нет у них царя, которому бы они повиновались. В земле их золотой рудник. В их страну не входит никто из чужестранцев, так как его убивают. Земля их окружена горами, и выходят из этих гор источники проточной воды, впадающие в большое озеро. В середине высокая гора, с юга ее выходит белая река, пробивающая себе путь через луга к конечному морю Мрака, затем текущая на север Русийи, затем поворачивающая в сторону запада и больше никуда не поворачивающая» (Новосельцев. 1965. С. 402).
      Наконец, реминисценции рассказа об «острове русов», обогащенные новыми деталями, встречаются у арабских географов ХIII-XIV вв. Ибн Са'ида и ад-Димашки. Оба автора связывают рассказы ранних арабо-персидских ученых об «острове русов» с сообщением ал-Идриси о городе Русийа, локализуемом в Керчи. И Ибн Са'ид, и ад-Димашки говорят не об одном, а о нескольких островах, населенных русами, помещают острова в Азовском море и считают город Русийа главным городом русов (Ибн Са'ид. С. 136; Димашки. С. 145).
      Относительно источников сообщения об «острове русов» высказывались разные мнения. Й.Маркварт полагал, что рассказ об «острове русов» восходит к Муслиму ал-Джарми (Marquart. 1903. S. 467). К такому же мнению склонялся и В.В. Бартольд (Бартольд. 1963. С. 819). Однако попытка возвести сообщение об «острове русов» к утраченному труду ал-Джарми вызвала возражения со стороны ряда исследователей, которые связывают это известие с информацией о восточных славянах, проникавшей в арабский мир через Кавказ, Хазарию и Булгарию (Новосельцев. 1965. С. 392—393). Вряд ли этот вопрос может быть решен однозначно. Скорее, следует говорить о сложном составе сообщений об «острове русов», обусловленном использованием данных из разных источников. Несомненно одно — тот первоисточник, к которому восходят варианты рассказа об «острове русов», сложился в IX в. (возможно, уже в первой его половине) и отражал наиболее общие сведения о далеких северных землях и их обитателях.
      Споры о местонахождении «острова русов» начались еще в прошлом веке и породили огромную историографию, на которую к тому же определенное влияние оказала полемика между норманистами и их оппонентами. Специалисты-востоковеды (Х.Д.Френ, Ф.Шармуа, В.Р.Розен, Ф.Вестберг, В.В.Бартольд, А.П.Новосельцев и другие) помещали его на севере Европы — в Скандинавии, в районе Новгорода, на Верхней Волге. К такому выводу их подталкивал не только анализ самих сообщений об «острове русов», но и вся совокупность ранних данных о русах в мусульманской литературе, указывающая на их северное происхождение. Иной точки зрения придерживались исследователи-невостоковеды (А.Д.Чертков, Е.Е.Голубинский, Г.В.Вернадский, Б.А.Рыбаков и др.), предлагавшие искать «остров русов» не на севере, а на юге Восточной Европы — в Киеве, в Тмутаракани, в Крыму, в дельте Дуная. Сторонники южной локализации, как правило, рассматривали данные об «острове русов» вне широкого контекста упоминаний о русах в арабо-персидских источниках IX—X вв., но при этом апеллировали к известиям авторов XIII—XIV вв. (Ибн Са'ид, ад-Димашки), говорящих о русах в Приазовье (историографию см.: Golden. 1982. Р. 91-94).
      Попытки отождествить «остров русов» с каким-либо конкретным географическим объектом на территории Восточной Европы пока не привели к успеху. Да и сама многочисленность версий его локализации свидетельствует об уязвимости подобной методики, когда тому или иному хорониму или топониму ранних арабо-персидских источников ищут однозначное соответствие на карте Восточной Европы. Скорее, рассказ об «острове русов» является результатом литературной обработки всех известных данных о русах, аккумулированных мусульманскими авторами из разных источников на протяжении IX в. На наличие в это время целого ряда источников информации о русах указывает то, что рассказ дошел до нас в виде нескольких версий, отличающихся у разных авторов отдельными деталями. Поэтому данный рассказ следует рассматривать не как сообщение о некоем конкретном острове (или полуострове — арабское слово джазира допускает и такой перевод), принадлежавшем русам, а как свод разнообразных известий о русах, не совпадающий с каким-то одним географическим объектом, хотя и включающий в себя сведения географического характера.



   назад       далее   

Rambler's Top100