Первый арабский путешественник по Восточной Европе: Ибн Фадлан

      Наиболее оригинальным арабским источником о Восточной Европе X в. является знаменитая «Записка» («Рисале») Ибн Фадлана, посетившего Волжскую Булгарию в составе посольства багдадского халифа. Сама поездка была предпринята по инициативе правителя Волжской Булгарии, который, желая освободиться от власти хазар, решил искать помощи у халифа ал-Муктадира (908—932 гг.) и обещал принять ислам. Для этого в 921 г. он направил послов в Багдад, прибегнув к посредничеству Саманидов, поддерживавших устремления булгарского царя. Из Багдада в июне 921 г. отправилось ответное посольство, во главе которого стоял некий Сусан ар-Расси, а секретарем был не известный нам по другим источникам Ибн Фадлан. Посольство халифа — огромный караван в 5 тысяч человек и 3 тысячи лошадей, не считая верблюдов, — выступило из Багдада через Хамадан, Рей, Нишапур, Мерв и Бухару. В Бухаре Ибн Фадлан встретился с вазиром Саманидов известным ученым ал-Джайхани. Далее посольство двигалось по Аму-Дарье до Хорезма, а затем через плато Устюрт, земли гузов и башкир добралось до Волжской Булгарии в мае 922 г. О датах и маршруте обратного пути посольства ничего не известно, поскольку заключительная часть «Записки» Ибн Фадлана не сохранилась.
      Отчет Ибн Фадлана об этом путешествии, представляющий собой непринужденный рассказ, изобилующий интересными этнографическими наблюдениями и не лишенный литературных достоинств, к счастью, не осел мертвым грузом в багдадских архивах. Его читали и переписывали — полностью и в извлечениях — образованные люди халифата. Сокращенный вариант рассказа Ибн Фадлана был включен в географический словарь Йакута и в таком виде впервые стал известен европейским ученым в XIX в. Работа Х.Д.Френа, посвященная анализу сообщений Ибн Фадлана из словаря Йакута, оставалась классической вплоть до 20-х годов нашего столетия, когда в Мешхеде эмигрировавший из России востоковед А.З.В.Тоган (А.З.Валидов) обнаружил рукопись с более полным текстом «Записки» и подготовил ее комментированное издание (см.: Ibn Fadlan). Книга Тогана содержала большое количество фактического материала, но страдала односторонностью выводов, связанных с пантюркистскими идеями ее автора. В 1937 г. фотокопия Мешхедской рукописи была передана в дар Академии наук СССР от правительства Ирана. На ее основе «Записку» исследовал и перевел А.П.Ковалевский.
      Сообщения Ибн Фадлана касаются многих народов, населявших Восточную Европу в X в., — хазар, булгар, русов, башкир, гузов. Для историков Древней Руси особую ценность представляет то, что в Булгаре Ибн Фадлан наблюдал прибывших туда купцов-русов и оставил в своей «Записке» подробное описание их образа жизни, верований, погребального обряда, внешнего облика.
      «Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атыл. Я не видал [людей] с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, белокуры, красны лицом, белы телом. Они не носят ни курток, ни хафтанов, но у них мужчина носит кису, которой он охватывает один бок, причем одна из рук выходит из нее наружу. И при каждом из них имеется топор, меч и нож, [причем] со всем этим он [никогда] не расстается. Мечи их плоские, бороздчатые, франкские. И от края ногтей иного из них [русов] до его шеи [имеется] собрание деревьев, изображений [картинок] и тому подобного. А что касается их женщин, то на [каждой] их груди прикреплена коробочка, или из железа, или из серебра, или из меди, или из золота, или из дерева в соответствии с размерами [денежных] средств их мужей. И у каждой коробочки — кольцо, у которого нож, также прикрепленный на груди. На шеях у них мониста из золота и серебра ...» (Ибн Фадлан. С. 141).
      Сведения Ибн Фадлана о русах всегда вызывали большой интерес у исследователей. Установлено, что описанные Ибн Фадланом обрядность и внешний вид русов выдают в них скандинавов, хотя и не лишены славянских и финских черт. Небезынтересным является также то, что Ибн Фадлан называет правителя Волжской Булгарии не иначе, как «царем славян» (малик ас-сакали6а; Ибн Фадлан. С. 121, 140—141). Такое наименование, как полагают, могло быть связано с расширительным толкованием Ибн Фадланом этнонима ас-сакалиба как всего населения Восточной Европы, что иногда встречается и в других арабских источниках.
      К рассказам Ибн Фадлана, по мнению многих исследователей, восходят сведения более поздних арабо-персидских авторов о северных народах Восточной Европы — вису, йура, варанк (летописные весь, югра, варяги; Заходер. 1967. С. 59—69).
      Арабские путешественники попадали в Европу не только с востока, но и с запада — из мусульманской Испании. Одним из таких путешественников был Ибрахим ибн Йа'куб, испанский ученый и купец из города Тортосы. В 60-х годах X в. он посетил южную Германию, где был на аудиенции у императора Оттона I (962—973 гг.) в Магдебурге. Ибрахим ибн Йа'куб располагал обширными сведениями о славянских государствах — Польше, Чехии, Болгарии, Руси. Из описаний путешествий Ибрахима ибн Йа'куба уцелели только отрывки, дошедшие до нас в составе произведений других авторов — испано-арабских географов XI в. ал-Бакри и ал-'Узри, а также арабского космографа XIII в. Закарийи ал-Казвини.
      Все сохранившиеся в труде ал-Бакри фрагменты из сочинения Ибрахима ибн Йакуба были изданы еще в прошлом веке по двум известным в то время рукописям. Впоследствии была открыта еще одна рукопись сочинения ал-Бакри, но она оказалась дефектной и не содержала как раз интересующего нас раздела о славянах.
      Ибрахим ибн Йа'куб упоминает хазар, русов, печенегов и относит их к народам, говорившим по-славянски, так как они смешались со славянами [Relacja. P. 7 (араб, текст), 52].



   назад       далее   

Rambler's Top100