Заморские походы русов

      Бассейн Каспийского моря входил в сферу экономических интересов русов, по крайней мере, с IX в. Тогда по Каспию проходил важнейший путь, связывавший Восточную Европу со странами Востока. Согласно сообщению Ибн Хордадбеха, этот торговый путь шел по Дону и Нижней Волге, Каспийскому морю до лежащего на его южном побережье города Джурджана (Горгана) и далее в Багдад. Данный маршрут описан Ибн Хордадбехом как путь купцов-русов, из чего можно заключить, что они играли видную роль в торговле на Каспии. О том, что в IX в. русские купцы поддерживали торговые отношения со многими прикаспийскими областями, говорит и указание Ибн Хордадбеха на то, что отправлявшиеся в путь по Каспию русы имели обыкновение высаживаться «на любом берегу» моря. Поэтому нет ничего удивительного в том, что именно в трудах прикаспийских историков или лиц, бывавших в Прикаспии, сохранились уникальные, хотя и не простые для толкования, сведения о русах.
      Среди арабских авторов X в. наиболее значительной фигурой был ученый-энциклопедист и путешественник ал-Мас'уди (ум. в 956 г.). Он родился в Багдаде в начале X в. и вел свое происхождение от одного из сподвижников Мухаммада по имени Мас'уд. Ал-Мас'уди получил прекрасное образование, но едва ли не большее значение для его научной деятельности имели многочисленные путешествия. Он объехал все страны халифата от Испании до Индии, а по некоторым сведениям, бывал в Китае и Малайском архипелаге. Для нас особенно ценно то, что ал-Мас'уди посетил южное побережье Каспийского моря. Там он мог собирать сведения о русах не из вторых рук, а от лиц, непосредственно знакомых с русскими купцами и воинами, плававшими по Каспию.
      Ал-Мас'уди, отличавшийся широтой научных интересов, был очень плодовитым автором, но большинство его произведений известно нам лишь по названиям. В частности, не сохранились два самых крупных труда ал-Мас'уди — «Хроника» («Ахбар аз-заман») в тридцати томах и «Средняя книга» («ал-Китаб ал-аусат»). Приблизительное представление об их содержании можно получить из сделанного самим ал-Мас'уди сокращения под заглавием «Промывальни золота и рудники самоцветов» («Мурудж аз-захаб ва ма'адин ал-джавахир»; в литературе, особенно старой, иногда встречается неверный перевод названия — «Золотые луга»). Оно было написано ок. 947—948 гг. и переработано в 956—957 гг. Это сочинение является настоящей энциклопедией, содержащей сведения, главным образом, исторического плана, но включающей в себя также обширные главы географического характера (Мас'уди; Мас'уди/Пелла; Минорский. 1963. С. 189-216).
      Еще одним дошедшим до нас полностью сочинением ал-Мас'уди является «Книга предупреждения и пересмотра» («Китаб ат-танбих ва-л-ишраф»), законченная им незадолго до смерти (BGA. Т. VIII). В этом произведении ал-Мас'уди обобщает результаты своей предшествующей деятельности, пересматривает отдельные вопросы, делает дополнения к тому, что написал ранее.
      Ал-Мас'уди сообщает о том, что в Итиле на службе у хазарского царя находились русы и славяне, которые составляли часть хазарского войска (Мас'уди. Т. П. С. 12). О характере обязанностей, возлагавшихся хазарскими властями на воинов из русов и славян, было высказано предположение в связи с сообщением другого арабского автора — историка первой половины XI в. Хилаля ас-Саби. Согласно Хилалю ас-Саби, в первой половине X в. в Дербенте обрушился мол, построенный как продолжение знаменитых стен города с целью защиты его от нападений хазар (Хилал ас-Саби. С. 217). Хазары же, не располагавшие собственным морским флотом (о чем имеется свидетельство ал-Мас'уди), сами никогда не совершали морских набегов. Поэтому В.В.Бартольд предположил, что с моря на Дербент нападали не хазары, а либо находившиеся у них на службе русы, либо одни русы, но действовавшие с согласия хазар (Бартольд. 1963. С. 685). Дербент, превратившийся после арабского завоевания в форпост арабского влияния на Северном Кавказе, в первой половине X в. являлся торговым соперником Итиля на Каспийском море, в связи с чем нападения на Дербент — кем бы они ни совершались — объективно отвечали интересам хазар.
      Согласно ал-Мас'уди, после 300 г.х. (912/13 г.) около 500 русских кораблей, каждый из которых вмещал по сотне человек, получили разрешение от хазарского правителя на проход из Черного в Каспийское море. Условием прохода было обещание русов передать правителю Хазарии половину добычи, захваченной ими на Каспии. Выйдя в Каспийское море, русы стали совершать жестокие набеги на страны, лежащие вдоль его южного и западного побережий.
      «... суда русов рассеялись по морю, и их отряды отправились в Гилян, Дейлем, Табаристан, Абескун на гурганском берегу, в область нефтяных источников и в Азербайджан, потому что главный город Азербайджана отстоит от моря всего на три дня пути. Они проливали кровь, захватывали женщин и детей, грабили имущество, снаряжали отряды для набегов, уничтожали и жгли [дома] ... При возвращении из набегов они удалялись на острова, расположенные у нефтяных источников и в нескольких милях оттуда» (Мас'уди. Т. II. С. 20-21; Бартольд. 1963. С. 829).
      По словам ал-Мас'уди, действия русов вызвали смятение у прикаспийских народов, дотоле видевших на Каспии одни торговые и рыболовецкие суда. В бассейне Каспия русы оставались «много месяцев», укрываясь на морских островах поблизости от Баку. Хотя на обратном пути русы, как и было обусловлено, послали хазарскому царю половину добычи, они подверглись нападению со стороны проживавших в Хазарии мусульман, которых возмутили грабительские действия русов в исламских областях Прикаспия. К хазарским мусульманам присоединились и проживавшие в Итиле христиане, скорее всего, купцы. Правитель Хазарии предупредил русов о готовившемся против них ударе, предотвратить который он якобы не мог. Русы, уцелевшие после битвы с хазарскими мусульманами в низовьях Волги, бежали вверх по реке, но были перебиты буртасами и волжскими булгарами (Мас'уди. Т. И. С. 19-24; Бартольд. 1963. С. 829-830).
      Другое сообщение о ранних походах русов на Каспий сохранилось в труде персоязычного прикаспийского историка Ибн Исфендийара «История Табаристана» («Тарих-и Табаристан»), написанной в 1216—1217 гг. К данным Ибн Исфендийара восходят и известия двух более поздних местных историй, также написанных на персидском языке. Это уже упоминавшиеся сочинения Амули и Захир ад-дина Мар'аши.
      Первая военная экспедиция русов на Каспий состоялась, по свидетельству Ибн Исфендийара, в годы правления 'Алида ал-Хасана ибн Зайда (864—884 гг.) и была направлена против принадлежавшего ему города Абаскуна на южном побережье Каспийского моря (Ибн Исфендийар. С. 266; Алиев. 1969. С. 317). Достоверность сообщения Ибн Исфендийара об этом набеге признается далеко не всеми исследователями и нередко ставится под сомнение на том основании, что такой осведомленный автор, как ал-Мас'уди, говорит о походе 912/913 г. как о первом появлении военных судов русов на Каспии (Новосельцев. 1983. С. 21). Однако никакого противоречия между сообщениями Ибн Исфендийара и ал-Мас'уди могло и не быть. Ал-Мас'уди собирал сведения о походе русов спустя 20—30 лет после самого события, поэтому нельзя исключать, что его информаторы просто не знали об имевшем локальный характер набеге русов на Абаскун, произошедшем полвека назад или даже раньше.
      Ибн Исфендийар сообщает еще о двух походах русов на южное побережье Каспия, состоявшихся в начале X в. (большинство историков датируют их 909—912 гг.).
      «В этом году в море появилось шестнадцать кораблей, принадлежащих русам, и пошли они в Абаскун, как и во время Хасана [ибн] Зайда Алида, когда русы прибыли в Абаскун и вели войну, а Хасан Зайд отправил войско и всех перебил. В это время, когда появилось шестнадцать кораблей русов, они разрушили и разграбили Абаскун и побережье моря в той стороне, многих мусульман убили и ограбили ... В следующем году русы прибыли в большом числе, подожгли Сари и округи Пянджах хазара, увели в плен людей и поспешно удалились в море. Дойдя до Чашм-руда в Дейлемане, часть их вышла на берег, а часть осталась в море. Гилы ночью пришли на берег моря и сожгли корабли и убили тех, которые находились на берегу; другие, находившиеся в море, убежали. Поскольку царь Ширваншах получил об этом известие, он приказал устроить в море засаду и в конечном счете ни одного из них не оставил в живых, и так частое появление русов в этой стороне было приостановлено» (Ибн Исфендийар. С. 266; Алиев. 1969. С. 317-318).
      О тех же событиях пишут Амули и Захир ад-дин (Амули. С. 76; Мар'аши. С. 302), но приводимые ими данные позволяют датировать поход временем вплоть до 914 г. Хронологические разногласия между известиями источников привели исследователей к различным заключениям. Одни считают, что в начале X в. состоялся только один поход русов на Каспий (Минорский. 1963. С. 198; Новосельцев. 1990. С. 212-213), другие же полагают, что было несколько походов (Дорн. 1875. С. 5; Бартольд. 1963. С. 829-832; Алиев. 1969. С. 321).
      Подробный рассказ еще об одном походе русов в Прикаспий, состоявшемся в первой половине 40-х годов X в., сохранился у историка Ибн Мискавейха (ум. в 1030 г.). Писавший порабски Ибн Мискавейх был персом и долгое время занимал влиятельное положение при дворе правителей из иранской династии Бундов, служа им в качестве секретаря, библиотекаря, казначея. По обычаю многих образованных людей того времени Ибн Мискавейх проявил себя в самых разных областях науки — медицине и алхимии, философии и истории. Перу Ибн Мискавейха принадлежит большой труд по всеобщей истории «Книга испытаний народов и осуществления заданий» («Китаб таджариб ал-умам ва та'акиб ал-химам»). Повествование в книге начинается с первого года хиджры и доведено до начала 80-х годов X в. События до начала X в. излагаются в основном по ат-Табари, а дальнейшее изложение построено на использовании современных Ибн Мискавейху источников. В частности, в рассказе о походе русов Ибн Мискавейх ссылается на свидетельства очевидцев событий.
      Ибн Мискавейх сообщает, что в 332 г.х. (943/44 г.) отряд pyсов захватил богатый азербайджанский город Берда'а, расположенный близ реки Куры в армяно-грузинском приграничье. Русы быстро разбили стоявший в городе небольшой гарнизон правителя области Марзбана, который сам в это время воевал в Сирии. Заняв город, русы заявили местным жителям, что готовы гарантировать их безопасность и свободу вероисповедания, если те будут подчиняться новым хозяевам Берда'а. Однако вылазки против захватчиков продолжались, поэтому русы истребили часть городского населения. Тем временем Марзбан подтянул к городу большое войско, но так и не смог выбить русов оттуда, хотя и изрядно потрепал их отряд. Вторжение мосульского князя в южную часть Азербайджана вынудило Марзбана перебросить на юг свои основные силы, оставив в Берда'а лишь небольшую часть войска. В конце концов русы, ослабленные распространившимся среди них желудочным заболеванием, а также постоянными стычками с мусульманами, решили оставить город. Ночью они вышли из крепости нагруженные добычей, добрались до своего лагеря на берегу Kyры, где сели на ожидавшие их суда и отплыли на родину (Ибн Мискавейх. С. 62-66; Флоровский. 1927. С. 179-182).
      О событиях в Берда'а рассказывают также армянский историк X в. Мовсес (Моисей) Каганкатваци (Каганкатваци С. 275-276), арабский историк XIII в. Ибн ал-Асир (Ибн ал-Асир Т. VIII. С. 309-310), сирийский историк XIII в. Бар Гебрей (Бар Гебрей. С. 180) и некоторые другие авторы. Сообщение Мовсеса Каганкатваци в некоторых деталях расходится с данными Ибн Мискавейха (он, в частности, пишет, что русы были отравлены); а сведения Ибн ал-Асира целиком восходят к данным Ибн Микавейха. Бар Гебрей датирует поход 333 г.х. (944/45 г.), а вместо русов участниками похода называет славян, алан и лезгин.
      Хотя в историографии до сих пор дискутируются отдельные вопросы, связанные с походом на Берда'а (маршрут, которым русы шли на Кавказ; состав участников похода; его точная дата), исследователи едины в том, что рассматриваемый поход коренным образом отличался от предыдущих экспедиций русов на Каспий. В Берда'а грабительская политика сменилась на завоевательную, когда русы стремились обосноваться в захваченном городе, поставив его под свою власть.
      Арабо-персидские авторы сообщают о походах русов не только на Каспий, но и в Испанию. Уже упоминавшийся выше арабский географ и историк IX в. ал-Йа'куби был автором географического труда «Книга стран» («Китаб ал-булдан»; см.: BGA. Т. VII; Йа'куби/Вьет; Йа'куби/Жузе). Сочинение, сохранившееся в единственной рукописи, было закончено им ок. 891 г. По своему характеру оно стоит ближе всего к книгам типа административно-географических справочников, но в отличие от них включает много личных наблюдений автора, побывавшего в ряде стран халифата, в том числе в Закавказье.
      Исследования различных частей сочинения ал-Йа'куби показали, что он сообщает большое количество сведений, неизвестных по другим источникам. К числу таких сведений относится и фрагмент о набеге «огнепоклонников (ал-маджус), называемых ар-рус», на испанский город Севилью в 229/843-844 г. (ZA. Cz. I. S. 271). Разбору этого сообщения посвящена большая литература, начиная с Х.Д.Френа, первым обратившего внимание на данное известие.
      Упоминания о походах русов в ал-Андалус (Испанию) имеются и у Ибн Хаукаля. Его сообщения о набегах русов в Испанию особенно интересны, поскольку Ибн Хаукаль хорошо знал мусульманскую Испанию по личным впечатлениям. Считая византийцев главным врагом испанских Омейядов, Ибн Хаукаль пишет:
      «И только иногда приходят к ним корабли русов, тюрок, славян и печенегов, а это колено (джил) из колен тюрок, соседящих с землей хазар и булгар. Они [все] опустошают области ал-Андалус, а иногда возвращаются ни с чем» (BGA. Т. И. Р. 78; Бейлис. 1969. С. 308).
      По предположению В.М.Бейлиса, вполне возможно, что упоминаемые Ибн Хаукалем славяне, печенеги и тюрки действовали не самостоятельно, а под руководством русов. Русы же, нападавшие на испанские города, приходили не из Восточной Европы. Скорее всего, до Испании доходили те отряды русов, которые служили наемниками в составе византийской армии и участвовали в средиземноморских морских экспедициях (Бейлис. 1969. С. 308).
      О набегах русов и различных тюркских племен на Испанию пишет еще один автор X в. — ал-Мас'уди (Мас'уди. Т. I. С. 364-365; Т. П. С. 64).



   назад       далее   

Rambler's Top100