Хазария и ее падение

      Первостепенное значение для истории Хазарии и ее взаимоотношений с соседними народами имеют источники, написанные на древнееврейском языке. Древнееврейский язык к IX—X вв. был давно уже мертвым даже для самих евреев, рассеянных по всему миру, но он сохранял роль языка богослужения, а потому употреблялся в еврейских общинах, в том числе и в Хазарии после принятия ее царем иудаизма. Благодаря этому часть документов, происходящих из разных стран, но содержащих сведения о Хазарии и сопредельных землях, была написана на древнееврейском языке.
      Уникальным источником по истории Восточной Европы X в. является так называемая еврейско-хазарская переписка. К данной группе документов относятся два письма: одно было написано сановником испанских Омейадов Хасдаем ибн Шафрутом хазарскому царю Иосифу, другое представляет собой ответ Иосифа на вопросы Хасдая.
      Хасдай ибн Шафрут, происходивший из знатного еврейского рода, занимал видные посты при дворе кордовского халифа Абдаррахмана III (912—961 гг.). Получив от еврейских купцов сведения о том, что где-то далеко на востоке есть государство, правитель которого исповедует иудаизм, Хасдай решил установить с ним контакты. С этой целью он — при посредничестве тех же еврейских купцов — направил письмо хазарскому царю. Спустя некоторое время Хасдай получил ответ от Иосифа возможно, последнего правителя Хазарии.
      Письмо Хасдая дошло до наших дней в единственной редакции, а ответ Иосифа — в двух вариантах, кратком и пространном. В 1932 г. письмо Хасдая, обе редакции ответа Иосифа и другие сопутствующие переписке документы были изданы выдающимся русским семитологом П.К.Коковцовым на древнееврейском языке с русским переводом и обстоятельными комментариями. Исследователь считал, что письмо Хасдая ибн Шафрута дошло до нас в более или менее первоначальном виде. Что же касается ответа Иосифа, то Коковцов показал, что обе редакции письма Иосифа восходят к одному первоначальному тексту, причем основное ядро документа лучше сохранилось в пространной редакции, в то время как краткая носит следы книжного влияния (Переписка. С. XIV—XVI). Исследование Коковцова заметно поколебало позиции противников подлинности переписки. В современной историографии подлинность переписки не ставится под сомнение.
      В своем письме Хасдай описал мусульманскую Испанию, поведал о том, какими путями он пытался связаться с Хазарией, и, наконец, задал хазарскому царю множество вопросов, главные из которых касались происхождения хазарского народа, причин и обстоятельств принятия хазарами иудаизма, политического строя и экономики страны, ее размеров, а также соседних с нею стран (Переписка. С. 51—71). В ответном послании Иосиф подробно изложил родословную хазар, историю их появления в Восточной Европе, обстоятельства принятия иудаизма правителями Хазарии, экономическое положение и социальное устройство государства и его границы; в заключении письма дано описание хазарской столицы города Итиля. Кроме ценных сведений о хазарах, письмо Иосифа содержит данные и о других народах Восточной Европы (Переписка. С. 72—103).
      Два важных источника на древнееврейском языке происходят из Каирской генизы (хранилища старых рукописей при синагоге). Один из них принято называть Кембриджским документом, поскольку он был обнаружен в 1912 г. американским ученым С.Шехтером (S.Schechter) в библиотеке Кембриджского университета (по имени первооткрывателя источник иногда называют также «документом Шехтера»).
      С момента его находки Кембриджский документ вызывал противоречивые оценки у исследователей. Первооткрыватель и издатель Кембриджского документа Шехтер считал его подлинным памятником X в. Вскоре этот источник был проанализирован Коковцовым, который издал его в составе своей книги о еврейско-хазарской переписке. Коковцов нашел в Кембриджском документе черты сходства с еврейским произведением X в. «Книгой Иосиппон» и с византийской литературой XI в., в связи с чем он датировал памятник XI в. (Переписка. С. XXVI-XXXVI). Впоследствии Кембриджский документ был исследован по рукописи американским гебраистом Н.Голбом (N.Golb). Он предложил новый вариант прочтения текста, несколько отличающийся от уже опубликованных Шехтером и Коковцовым версий. Голб признал документ оригинальным произведением X в., которое, по его мнению, было создано в Константинополе неким евреем, бежавшим из Хазарии подданным царя Иосифа. Голб показал, что Кембриджский документ является сложным по составу произведением, для написания которого были использованы различные источники — хазарские и мусульманские (Документы. С. 117—119). А.П.Новосельцев также считает Кембриджский документ подлинным источником X в., автором которого мог быть крымский еврей или хазарин, бежавший после гибели Хазарии в Византию (Новосельцев. 1990. С. 217-218).
      Хотя этот памятник дошел до наших дней в неполном виде, он очень богат по своему содержанию. В уцелевшей части анонимвой рукописи говорится о переселении евреев в Хазарию и об истории обращения хазар в иудаизм (в иной версии, чем в письме Иосифа), о войнах отца Иосифа, царя Аарона, с аланами, русами, византийцами и другими народами. Для историков Древней Руси самым интересным является рассказ о войне между Хазарией, Византией и Русью, имевшей место в правление византийского императора Романа I Лакапина (920—944 гг.). В документе описан захват царем Руси по имени Х-л-гу (Олег) хазарского города Самкерчи (Тмутаракань), предпринятый им по наущению Византийцев. Успешный поход хазарского полководца Песаха на Олега заставил последнего не только покориться хазарам, но и выступить против византийцев. После того как война с Византией закончилась полной неудачей, Олег бежал за море, в страну П-р-с (Персия), где и сгинул вместе со всем своим войском.
      «И еще во дни царя Иосифа, моего господина, искали его поддержки, когда были преследования [евреев] во дни злодея Романуса. Когда это стало известно моему господину, он уничтожил многих необрезанных. Но злодей Романус послал большие дары Х-л-гу, царю Руси, подстрекнув его совершить злое дело. И пришел тот ночью к городу С-м-к-рии и захватил его обманным путем, так как не было там правителя, раб-Хашмоная. И стало это известно Бул-ш-ци, он же Песах Ьмкр, и пошел тот в гневе на города Романуса и перебил [всех] от мужчин до женщин. И захватил он три города и, кроме того, много селений. Оттуда он пошел к [городу] Шуршун и воевал против него ... И вышли они из земли подобно червям ... Исраиля и умерло из них 90 человек ... И избавил (Песах хазар?) от руки русов и поразил всех находившихся там мечом. И пошел он оттуда на Х-л-гу и воевал с ним [четыре] месяца, и Бог подчинил его Песаху, и он направился и нашел добычу, которую [Х-л-гу] захватил в С-м-к-риу. Тогда сказал [Х-л-гу] что это Романус побудил меня сделать это. И сказал ему Песах: "Если это так, то иди войной на Романуса, как ты воевал со мной, и тогда я оставлю тебя в покое. Если же нет, то умру или буду жить, пока не отомщу за себя". И пошел тот и делал так против своей воли и воевал против Константинополя на море четыре месяца. И пали там его мужи, так как македоняне победили его огнем. Он бежал и устыдился возвращаться в свою землю и пошел морем в П-р-с и пал там он сам и войско его. И так попали русы под власть казар» (Документы. С. 134—142; Новосельцев. 1990. С. 216).
      Что касается трактовки сообщений Кембриджского документа о личности и деятельности царя русов Х-л-гу, то она была и остается весьма спорной и до сих пор не имеет удовлетворительного объяснения. В Х-л-гу пытались видеть и некоего правителя «Тмутараканской Руси», и воеводу киевского князя Игоря или какого-то подвластного последнему князя, или самого Игоря. Сопоставление сведений Кембриджского документа с данными арабо-персидских источников о каспийских походах русов привело некоторых исследователей к выводу о том, что поход Х-л-гу идентичен либо набегу, описанному ал-Мас'уди (Документы. С. 167-169), либо походу на Берда'а (Якубовский. 1926. С. 89).
      Из Каирской генизы происходит еще один документ, представляющий особый интерес для историков Древней Руси, — письмо из иудейской общины Киева, датируемое X в.
      Этот документ представляет собой рекомендательное письмо, составленное членами иудейской общины Киева для своего неудачливого единоверца, отправлявшегося с берегов Днепра в египетский город Фустат. Письма такого рода часто встречаются в собрании Каирской генизы. В письме говорится, что его податель, Map Яаков бен Р. Ханукка, прежде никогда не нуждавшийся, из-за нападения на него разбойников впал в бедность, был арестован за неуплату долга, но впоследствии выкуплен братьями по вере. Далее в письме сказано, что его авторы посылают Яакова «по святым общинам», дабы он смог возместить средства, затраченные на его выкуп. В конце письма стоят имена его составителей. Наряду с традиционными иудейскими именами (Авраам, Исаак, Моисей и др.) там перечислены такие, как Киб-р, Сур-т-х, М-н-р, М-н-с и др. (Документы. С. 24—31). О.Прицак попытался дать толкование этим именам на основе чувашского языка — потомка языка волжских булгар, наиболее близкого хазарскому, — рассматривая их как хазарские (Документы. С. 53—61). Неоднородный этнический состав общины, по мнению ученых, показывает, что эта община была скорее религиозной, чем этнической.
      Многие арабские авторы Х-ХIII вв. сообщают о падении Хазарии под ударами русов. Их известия давно стали предметом пристального изучения и сопоставления с данными древнерусской летописи под 965 г. о походе Святослава на Восток.
      Наиболее ранним является рассказ Ибн Хаукаля. Информацию о падении Хазарии географ получил от хазарских беженцев, с которыми он сам встречался в Южном Прикаспии в конце 60-х годов X в. Данные о походе русов имеются в трех местах сочинения Ибн Хаукаля. В одном из сообщений приведена точная дата похода — 358 г.х. (968/69 гг.). Согласно Ибн Хаукалю, русы сначала опустошили Булгар, а затем обрушились на города Хазарии — ее столицу Итиль, а также Самандар:
      «Булгар — маленький городок, и нет у него большого числа округов. Он был известен как пристань для этих государств, и опустошили его русы, а [затем] пошли на Хазаран, Самандар и Атиль, [и случилось это] в 358 году. И отправились сразу после этого в страну ар-Руми и ал-Андалус, разделившись на две группы. Русы же — варварский народ, живущий в стороне булгар, между ними и славянами на реке Атиль» (BGA. Т. 112. р. 14; Новосельцев. 1990. С. 221).
      Ибн Хаукаль сообщает также, что, спасаясь от русов, многие жители Хазарии бежали в прикаспийские страны. Некоторым беженцам удалось вернуться в Итиль в 80-х годах X в. при поддержке ширваншаха Мухаммада ибн Ахмада ал-Йазиди (981-991 гг.) (BGA. Т. II. Р. 286; Т. I R Р. 393, 397; Новосельцев. С. 221-222).
      Другой арабский автор, Шамс ад-дин ал-Мукаддаси (ал-Макдиси) (947-1000 гг.) в своем труде «Лучшее разделение для познания климатов» («Ахсан ат-такасим фи ма'рифат ал-акалим»), составленном в 80-х годах X в., приводит данные, отличающиеся от сведений Ибн Хаукаля. Ссылаясь на дошедшие до него слухи, ал-Мукаддаси пишет:
      «Я слышал, что ал-Ма'мун напал на хазар со стороны ал-Джурджанийи (Ургенч), покорил их и призвал к исламу. Еще потом я слышал, что войско, [пришедшее] из ар-Рума и называемое ар-Рус, напало на них и овладело их страной» (BGA. Т. III. Р. 361).
      Как видно, ал-Мукаддаси говорит о том, что в разгроме Хазарии определенную роль сыграли не только русы, но и Хорезм. Правда, сообщение ал-Мукаддаси с трудом поддается датировке из-за того, что мы не знаем точные годы правления ал-Ма'муна ибн Мухаммада, эмира Северного (а с 995 г. — и Южного) Хорезма. Проанализировавший рассматриваемое известие ал-Мукаддаси А.П.Новосельцев обратил внимание на то, что оно находится в составе общего описания Хазарии, где изложение часто ведется с нарушением хронологии (Новосельцев. 1990. С.227). Поэтому можно допустить, что и в сообщении ал-Мукаддаси имеет место хронологическая неувязка и данные о приходе русов следует отнести к их появлению на Волге в 60-х годах X в. Добавим, последнее тем более вероятно, что ал-Мукаддаси ссылается на то, что пишет на основании дошедших до него слухов, и, видимо, поэтому никак не датирует вторжения в Хазарию хорезмийцев и русов.
      Наконец, в сочинениях историков XI—XIII вв. Ибн Мискавейха и Ибн ал-Асира говорится о нападении на Хазарию в 354/965 г. некоего племени турок, что побудило хазар обратиться в Хорезм и в обмен за помощь принять ислам (Ибн ал-Асир. Т. VIII. С. 418). Ибн Мискавейх говорит о принятии ислама всеми хазарами, за исключением царя (Ибн Мискавейх. Т. П. С. 209), а по утверждению Ибн ал-Асира, мусульманином стал также и хазарский царь.
      В связи с сообщениями арабских источников в историографии обсуждаются следующие вопросы: сколько походов на Хазарию совершили русы; когда это произошло; что за народ скрывался за воевавшими с хазарами «турками», о которых говорят Ибн Мискавейх и Ибн ал-Асир. Что касается количества походов и их хронологии, то в литературе давно уже разрабатываются две точки зрения. Одни исследователи полагаются на сведения Ибн Хаукаля и считают, что кроме похода 965 г., отмеченного в Повести временных лет, был еще один — в 968/69 гг., который и привел к падению Хазарии (Калинина. 1976. С. 91—93; Новосельцев. 1990. С. 225-227). Другие пытаются доказать, что русы лишь однажды ходили на Хазарию — в 965 г., а датировка Ибн Хаукаля относится к тому времени, когда он собирал информацию о походе (Бартольд. 1963. С. 689, 849, 852; Ibn Fadlan. S. 319).
      Под «турками», напавшими на Хазарию в 965 г., по мнению исследователей, могут скрываться русы (Бартольд. 1963. С. 847-852; Dunlop. 1954. Р. 244; Калинина. 1976. С. 94) или гузы (Ibn Fadlan. S. 310; Новосельцев. 1990. С. 225-227).
      Многие исследователи обращают внимание на активную политику Хорезма в Нижнем Поволжье в связи с русско-хазарской войной (Бартольд. 1963. С. 853; Ibn Fadlan. S. 319; Новосельцев. 1990. С. 230). Вмешательство Хорезма в конфликт на Нижней Волге было в значительной степени подготовлено его длительными и тесными связями с Хазарией. По крайней мере, с начала X в. состоявшая из хорезмийцев мусульманская гвардия играла важную роль при дворе хазарского царя (Мас'уди. Т. II. С. 10—12).



   назад       далее   

Rambler's Top100