Русы на Кавказе в X-XII вв.

      В арабо-персидских источниках сохранилось довольно много известий о пребывании русов на Кавказе в X—XII вв. С одной стороны, речь идет о русских наемниках-гулямах, состоявших на службе у различных кавказских правителей, с другой — о походах русских отрядов на Кавказ и их участии в междоусобной борьбе местных правителей. Источники, содержащие сведения такого рода, в основном относятся к жанру местных историй различных прикаспийских областей.
      Жанр региональной историографии в государствах Прикаспия появился не позднее XI в. Наиболее ранние сочинения, написанные по-арабски и посвященные истории Ширвана, Аррана и Дербента, в первоначальном виде не уцелели. Однако по материалам этих местных летописей в начале XII в. был составлен свод «История Дербента» («Та'рих Баб ал-абваб»). В конце XVI в. османы, оккупировавшие Закавказье, вывезли оттуда в Турцию множество рукописей, среди которых оказалась и «История Дербента». В XVII в. турецкий ученый Мюнаджжим-баши включил в сокращенном виде сведения из «Истории Дербента» в свое сочинение «Собрание известий о династиях» («Джами ад-дувал»), написанное на арабском языке.
      Изложение событий в «Истории Дербента» начинается со второй половины VIII в. и доведено до 1075 г. В «Истории Дербента» приводится целый ряд известий об участии русов в событиях, разворачивавшихся на территории наиболее значительных государственных образований Восточного Закавказья — Дербента и Ширвана — в X—XI вв. Дербент в это время являлся крупнейшим торговым городом на Каспии, северным форпостом ислама, которым с 869 г. управляли Хашимиты — местная династия арабского происхождения. Особенностью социальной структуры города было наличие крупной торгово-ремесленной знати. Ее верхушка — так называемые ра'исы — обладала большим политическим влиянием, что только усугубляло проблемы дербентских эмиров, вовлеченных в частые войны с дагестанскими горцами и в особенности с соседним Ширваном. Претензии ширваншахов на Дербент основывались на том, что еще до прихода к власти Хашимитов город некоторое время находился во владении основателя ширванской династии Йазидидов Мухаммада ибн Халида. Вмешательство ширваншахов в дела Дербента заметно возросло в последней четверти X в., когда они для достижения своих целей старались спровоцировать внутренние беспорядки в городе, опираясь на политических конкурентов эмира — ра'исов.
      Во второй половине 70-х годов X в. дербентские ра'исы настолько усилились, что заключили в темницу эмира Маймуна. Для того чтобы вернуть себе власть, Маймун обратился за подмогой к русам. В 987 г. 18 русских кораблей подошли к Дербенту. Русы, высадившиеся с одного из кораблей, поспешили на помощь к эмиру, а остальные суда ушли на юг, и дальнейшая судьба их неизвестна. Эмир был вскоре освобожден и, опираясь на отряд русов, продолжил борьбу с ра'исами. В 989 г. она разгорелась с новой силой. На этот раз противостояние приняло религиозный характер. Выступавший рупором ра'исов гилянский проповедник Муса ат-Тузи обвинил эмира в недостойном для исламского правителя поведении и потребовал от него, чтобы тот передал ему своих русских гулямов для обращения в ислам. Маймун отказался выполнить требование Мусы и вместе с русами ушел в соседний с Дербентом Табасаран. В течение последующих нескольких лет Маймун с переменным успехом вел войну с ширваншахом за обладание городом [Минорский. 1963. С. 21—22 (араб, текст), 68-69]. После 990 г. никаких известий о пребывании русов в Дербенте в «Истории Дербента» нет, что, по-видимому, объяснялось возросшим влиянием Ширвана в данном регионе.
      Действия русов на Кавказе в первые десятилетия XI в. были во многом связаны с политикой княжившего в Тмутаракани Мстислава Владимировича. В 1022 г., согласно «Повести временных лет», он одержал победу над касогами, которые с тех пор стали поставлять воинов в войско Мстислава. Среди воинов тмутараканского князя «Повесть временных лет» упоминает и хазар, что может свидетельствовать о распространении влияния Мстислава на старые хазарские города Дагестана. Второй крупной политической силой на Северном Кавказе в то время были занимавшие центральную часть Предкавказья аланы, с которыми Мстислав поддерживал союзнические отношения.
      В 1030-1031 гг. русы, действуя в союзе с аланами и горцами Дагестана, выступили против правителя Ширвана Минучихра (1027—1034 гг.), конфликтовавшего тогда с Дербентом из-за спорных земель. Союзники разгромили неподалеку от Баку войска ширваншаха. Затем отряды русов поднялись вверх по Куре, перешли на Араке и добрались до Байлакана, где находился приверженец Минучихра — Аскуйа. Этот Аскуйа был сыном эмира Аррана Фадла и поднял мятеж против отца, который поддерживал своего другого сына Мусу. Муса и пригласил русов оказать ему помощь в борьбе с братом. При поддержке русов Муса взял Байлакан, полностью разорив город и убив брата (Минорский. 1963. С. 11 (араб, текст), 53-54). В местной кавказской традиции разгром Байлакана был приписан одним русам. Именно так говорит о взятие города поэт XII в. Мас'уд ибн Намдар (Мас'уд ибн Намдар. Л. 5261).
      После победы над ширваншахом и взятия Байлакана часть русов двинулась в Византию и оттуда ушла к себе домой. Другие отряды русов и их аланские союзники возвращались на родину через Северный Кавказ и были уничтожены людьми дербентского эмира Мансура. Поэтому в следующем 1032 г. русы и аланы выступили уже против Дербента, но были отбиты и вернулись ни с чем.
      Некоторые сведения по истории Древней Руси содержатся в дагестанском историческом сочинении «Дербент-наме». Это произведение дошло до нас в многочисленных списках на многих восточных языках (турецком, арабском, персидском, на дагестанских языках). Несмотря на длительную историю его изучения, до сих пор точно неизвестны ни автор, ни время появления сочинения, ни язык, на котором оно первоначально было написано. По заключению большинства исследователей, «Дербент-наме» было составлено в XVII в. дагестанцем Мухаммадом Аваби Акташи по заказу местного князя Чупан-бека. Хронологические рамки повествования в «Дербент-наме» (по всем спискам) охватывают конец V — середину XI в. Установлено, что в «Дербент-наме» вошло много сведений из сочинений арабских историков и географов IX—X вв. Наряду с ними для составления хроники были широко использованы источники местного происхождения, благодаря чему в «Дербент-наме» сохранились данные, неизвестные по другим памятникам (ДИС. С. 6—15).
      Изложение в «Дербент-наме» связано главным образом с событиями, разворачивавшимися в Дагестане. Говорится о строительной деятельности Сасанидов в этом регионе, о войнах арабов с хазарами VII-VIII вв., об арабском владычестве в Дербенте в конце VII — начале IX в., о переходе Дербента под власть ширванских владетелей в IX в., о событиях городской жизни в X—XI вв. Для историков Древней Руси представляют интерес сообщения «Дербент-наме» о взаимоотношениях хазар и русов (ДИС. С. 17-24).
      Еще одно дагестанское историческое сочинение — «История Дагестана» («Та'рих Дагестан») — повествует о событиях X—XIV вв. Это произведение сохранилось в большом количестве списков XVIII-XX вв. на арабском и, реже, на персидском языке. Основной текст «Истории Дагестана» был составлен муллой Мухаммадрафи в XIV в. и по мере дальнейших переписок подвергался изменениям и дополнениям (ДИС. С. 85—97). Наиболее древней частью «Истории Дагестана» считается помещенный в начале сочинения рассказ об Аварии IX—X вв., известной в арабской географической и исторической литературе того времени под названием Сарир. Именно в начальной части «Истории Дагестана» приводится сообщение о совместной борьбе дагестанцев и русов против мусульман на Кавказе (ДИС. С. 101).
      Наконец, данные, имеющие отношение к истории Древней Руси, содержатся в небольшом по объему сочинении под условным названием, данным ему издателями, «История Ирхана». Ирхан (Ирганай) — это древнее аварское селение, расположенное в Дагестане, на правом берегу Аварского Койсу. Рассказ об истории поселения сохранился в составе трех поздних рукописных сводов, причем в двух из них он вставлен в текст «Дербент-наме». «История Ирхана» написана на арабском языке, имя автора и время составления сочинения неизвестны (ДИС. С. 162—164). По своему содержанию «История Ирхана» представляет собой собрание местных легенд, отражающих историю Ирхана и близлежащих населенных пунктов в X—XIV вв., когда шел процесс исламизации Дагестана. Интересны сведения источника об этнической и религиозной принадлежности жителей аварских сел в то время. Наряду с мусульманскими поселениями существовали и христианские, и иудейские. Среди христианских «История Ирхана» называет, в частности, село Хадар, жители которого были «чистыми русами». Таким же являлся и этнический состав обитателей села Авар (об их религиозной ориентации ничего не сказано).
      Сведения исторического характера содержатся и в некоторых поэтических произведениях прикаспийских авторов. Помимо уже упоминавшегося Мас'уда ибн Намдара, уникальные сообщения о русах приводит писавший по-персидски придворный поэт-панегирист ширваншахов Хакани (1120—1199 гг.). В трех одах, посвященных ширваншаху Ахситану I (1160—1196 гг.), Хакани рассказывает о вторжении русов во владения Ахситана ок. 1174 г. По его словам, 73 русских корабля поднялись по Куре до Лемберана. Возможно, русы координировали свои действия с кипчаками, которые в это же самое время захватили Дербент, после чего отправились на Шабаран. Ширваншах обратился за помощью к грузинскому царю Георгию III (ум. в 1184 г.), и совместными усилиями они одержали победу над русами и кипчаками (Дорн. 1875. С. 524-530).
      Интересные сведения о взаимоотношениях Древней Руси с восточными народами имеются в поэме Низами Гянджеви (вторая половина XII в.) «Искандер-наме». Герой поэмы, Искандер, сильно отличается от своего прототипа — Александра Македонского, поскольку Низами создавал не историческую хронику, а художественное произведение. Обращаться к «Искандер-наме» как к историческому источнику следует с большой осторожностью, ибо в нем переплетены данные, относящиеся к разному времени, к тому же включенные в поэтический текст. Эпизод о походе Искандера на Русь рассматривался многими учеными XIX-XX вв. Полагают, что данное сообщение Низами восходит к информации о походах русов на Каспий и в Закавказье в Х-ХII вв., а также к рассказам XII в. о событиях в степях Северного Причерноморья.



   назад       далее   

Rambler's Top100