Древняя Русь в системе средневековых государств XII—XIII вв.

      Наиболее крупным арабским географом XII в. был ал-Идриси (1100—1165 гг.), автор сочинения «Развлечение истомленного в странствии по областям» («Нузхат ал-муштак фи-хтирак ал-афак», 1154 г.), иногда именуемого просто «Географией» или «Книгой Рожера», по имени норманнского короля Сицилии Рожера II (1130—1154 гг.), по заказу которого было написано это произведение. Труд ал-Идриси является сводом географических знаний, накопленных арабской наукой к середине XII в., и представляет собой описание всей ойкумены.
      Ал-Идриси происходил из эмирского рода Алидов—Идрисидов, обосновавшегося на западе Арабского халифата, в Сеуте. Совершив ряд путешествий по странам Средиземноморья, главным образом Западного, ал-Идриси надолго остановился в Палермо, при дворе Рожера II. Покровительство Рожера открыло перед ал-Идриси широкие возможности для сбора сведений о разных странах, благодаря чему в его сочинение вошли не только данные арабских географов IX—XI вв., но и многочисленные сообщения современников — купцов, путешественников, паломников.
      Согласно птолемеевой традиции, ал-Идриси поделил земную поверхность на семь широтных зон—климатов, каждый из которых, в свою очередь, делился на десять поперечных частей—секций. Описание земли в книге ведется по климатам, с юга на север, а в пределах климата — по секциям, с запада на восток. Каждой секции соответствует карта. Наряду с подробным рассказом о Северной Африке, Испании, Италии и Сицилии, в труде ал-Идриси содержится богатейший и порой уникальный для арабской географической литературы материал о странах Западной, Северной, Центральной и Юго-Восточной Европы. В четвертой—шестой секциях VI-VII климатов приводится характеристика стран и народов Восточной Европы — Руси, Кумании, Волжской Булгарии.
      В сообщениях ал-Идриси о Древней Руси переплетаются информация, исходящая от купцов и путешественников, и данные, почерпнутые географом из трудов своих предшественников, в особенности географов X в. Ибн Хаукаля и ал-Мас'уди. Обстоятельно охарактеризованы маршруты плавания вдоль берегов Северного Причерноморья, где ал-Идриси были известны многие города Крыма. Ал-Идриси первым среди арабских географов упоминает реку Днепр и называет целый ряд древнерусских городов Поднепровья, приводит данные о городах Поднестровья, а также о Новгороде (Идриси. С. 892-921, 953-959; Идриси/Туулио. С. 16-31; Идриси/Левицкий. С. 140-144; Идриси/Недков. С. 69-107; Бейлис. 1984. С. 209-220).
      Сочинение ал-Идриси стало основным источником для географических произведений двух более поздних авторов — Ибн Са'ида и Абу-л-Фиды.
      Ибн Са'ид ал-Магриби (1208 или 1214-1274 или 1286 гг.) — арабский историк, географ, поэт. Он родился в Испании, много путешествовал по странам Арабского халифата. Ибн Са'ид был автором географического труда, сохранившегося в двух извлечениях — «Книга географии о семи климатах» («Китаб джаграфийа фи-л-акалим ас-саб'а») и «Книга распространения земли в долготу и ширину» («Китаб бает ал-ард фи-т-тул ва-л-ард»).
      По своему содержанию и системе изложения географическое сочинение Ибн Са'ида тесно связано с традицией ал-Идриси. Заимствованные у него сведения о Восточной Европе Ибн Са'ид дополняет современными ему данными, полученными от купцов и путешественников. Кроме того, Ибн Са'ид отмечает географическую долготу и широту каждого крупного пункта. Особенно интересны сообщения Ибн Са'ида о славянах, под которыми он подразумевал исключительно западных славян, и о русах. Ибн Са'ид говорит о русах, живших по берегам Азовского моря и на его островах, отчего это море, по его словам, называлось Русским. Ибн Са'ид сообщает также о народах Северного Кавказа и Поволжья: каса (касогах), абхазах, аланах, кипчаках и других, сочетая сведения ал-Идриси, а иногда и географов X в. с данными (нередко ошибочными) близких к нему по времени информаторов, не называемых автором (Ибн Са'ид. С. 126—141).
      С традицией ал-Идриси тесно связано географическое сочинение еще одного автора — арабского энциклопедиста, историка и географа Абу-л-Фиды, (1273—1331 гг.). Ученые занятия не являлись основной сферой деятельности Абу-л-Фиды. Сирийский эмир, потомок Аййубидов, состоявший в родстве со знаменитым Салах ад-Дином (Саладин, 1174-1193 гг.), Абу-л-Фида' был прежде всего политическим деятелем и воином. В молодые годы он принимал участие в походах против крестоносцев, затем участвовал в военных экспедициях под началом мамлюкских султанов. Близость Абу-л-Фиды ко двору султана ан-Насира (1293—1294, 1299—1309", 1310—1341 гг.) открывала перед ним широкие возможности для сбора информации о разных странах и народах.
      Абу-л-Фида' известен как автор двух обширных компилятивных трудов — всемирной истории до 1329 г. и географического сочинения под заглавием «Упорядочение стран» («Таквим ал-булдан»; см.: Абу-л-Фида'). Другие труды Абу-л-Фиды — на религиозные и литературные сюжеты — считаются утраченными.
      Труд Абу-л-Фиды состоит из двух частей различного характера. Первая часть представляет собой обширное введение, содержащее общие сведения о Земле, в том числе подробные описания Черного и Каспийского морей, а также Кавказских гор. Вторая, большая по объему часть сочинения состоит из 28 отделов, посвященных описанию различных регионов, среди которых есть и характеристика «северных земель», куда, по классификации Абу-л-Фиды, относились страны и народы Восточной Европы. Каждый из 28 отделов подразделяется на две части: описательную и табличную. В описательной части содержатся сведения о границах той или иной области, ее политическом устройстве, этническом составе населения, его обычаях и верованиях, об основных городах; бывают приведены и маршрутные данные. Кроме этого, данные о городах разных областей Абу-л-Фида' свел в таблицы, напоминающие по форме таблицы ал-Хоризми или ал-Баттани. Помимо географических координат и характеристики того или иного пункта, Абу-л-Фида' приводит и транслитерацию его наименования.
      Сочинение Абу-л-Фиды опирается на широкий круг источников, письменных и устных. Еще его издатель Ж.Т.Рено (J.T.Reinaud) отметил, что описание стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в «Упорядочении стран» составлено преимущественно по произведениям ал-Идриси и Ибн Са'ида (Абу-л-Фида'. С. СХХ). Впоследствии В.В.Бартольд пришел к заключению о том, что почти все сведения о Европе, которыми сочинение Абу-л-Фиды отличается от труда ал-Идриси, были заимствованы у Ибн Са'ида (Бартольд. 1973. С. 105). Исследование сообщений Абу-л-Фиды о Восточной Европе показывает, что сведениями предшественников он пользовался лишь для характеристики тех областей, о которых у него не было современной информации. В первую очередь, это касается внутренних районов Восточной Европы. Что же касается описания Северного Причерноморья, то оно было составлено главным образом на основе данных, полученных от купцов и путешественников.
      В частности, Абу-л-Фида' приводит подробные сведения о многих городах Северного Причерноморья — Акджа-Кермане (Белгород), Сару-Кермане (Херсонес), Киркри (Чуфут-Кале), Судаке, Сулгате (Солхат), Кафе, Карш (Керчь), Азаке (Азов), Тамани. Вот как охарактеризован, например, город Азов:
      «Ал-Азак — знаменитый город, торговый порт; он расположен на равнине, близ впадения реки Тан (Дон) в море ал-Азак (Азовское море). А море ал-Азак известно в древних книгах как озеро Маниташ (греч. Меотида) Его вода, будучи слабо соленой, пригодна для питья прибывающих в город путников; в сильный мороз она замерзает. Городские здания построены из дерева. Между Азаком и [городом] ал-Кирим (Крым, он же Солхат) около 15 переходов; он расположен к юго-востоку от ал-Кирима» (Абу-л-Фида'. С. 217; Т. II. Р. 321).
      Помимо данных о географическом положении того или иного города и его облике, Абу-л-Фида' иногда говорит и об этнической принадлежности его жителей и их вероисповедании. По его словам, Чуфут-Кале населяли асы (аланы), а Керчь — кипчаки; много мусульман было среди жителей Акджа-Кермана и Судака (Абу-л-Фида'. С. 213-217; Т. II. Р. 317-321).
      Сообщения о народах Восточной Европы оставил и Абу Хамид ал-Гарнати (1080-1169 гг.) — испано-арабский писатель, проповедник и путешественник, побывавший в разных странах Северной Африки, Ближнего Востока, Средней Азии и Европы. В 30—50-х годах XII в. он посетил Восточную и Центральную Европу, проехал через Кавказ. Около 20 лет ал-Гарнати прожил в Саксине — городе, находившемся, по всей вероятности, на месте разрушенного Итиля, бывал в Волжской Булгарии и на Кавказе, жил в Венгрии. В 1150 г. он совершил путешествие из Саксина в Венгрию, проследовав через Волжскую Булгарию и Русь. В 1153 г. ал-Гарнати проделал этот путь в обратном направлении и всю зиму гостил у «царя славян», передав ему письмо венгерского короля Гезы II (1141—1162 гг.).
      Описание своих путешествий ал-Гарнати оставил в двух сочинениях: «Ясное изложение некоторых чудес Магриба» («Му'риб ан ба'д 'аджа'иб ал-Магриб»; иное название по другой рукописи — «Выборка воспоминаний о чудесах стран» («Нухбат ал-азхан фи 'аджа'иб ал-булдан») и «Подарок умам и выборка из чудес» («Тухфат ал-албаб ва нухбат ал-а'джаб»). Книги содержат, кроме наблюдений и сведений о путешествиях Абу Хамида ал-Гарнати, множество рассказов о диковинках в соответствии с распространенным в арабской средневековой литературе жанром 'аджа'иб.
      Данные Абу Хамида ал-Гарнати о Восточной Европе отличаются богатством и разнообразием. Подробно описаны те районы, где побывал ал-Гарнати, — Северный Кавказ, Нижняя Волга, Булгар, Киев, а также области, о которых ему рассказывали путешественники, — территории северных народов Вису, Йура и Ару (летописные весь, югра и Арская земля). В сочинениях ал-Гарнати приведено описание интересных деталей бытового характера — ловля рыбы с судов на Волге; меновая торговля, распространенная среди народов Европейского Севера; меховые деньги, имевшие хождение у славян.
      Описание ал-Гарнати меновой торговли, которая практиковалась у народа Йура, послужило источником для аналогичных описаний в сочинениях более поздних арабских авторов — Закарийи ал-Казвини, Абу-л-Фиды, Ибн Баттуты.
      «А за Вису на море Мраков есть область, известная под названием Йура. Летом день у них бывает очень длинным. Так что, как говорят купцы, солнце не заходит сорок дней, а зимой ночь бывает такой же длинной. Купцы говорят, что Мраки недалеко от них и что люди Йура ходят к этому Мраку, и входят в него с факелами, и находят там огромное дерево вроде большого селения, а на нем — большое животное, говорят, что это птица. И приносят с собой товары, и кладет [каждый] купец свое имущество отдельно, и делает на нем знак, и уходит; затем после этого возвращаются и находят товар, который нужен в их стране. И каждый человек находит около своего товара что-нибудь из тех вещей; если он согласен, то берет это, а если нет, забирает свои вещи и оставляет другие, и не бывает обмана. И не знают, кто такие те, у кого они покупают эти товары» (Гарнати. Му'риб. С. 14-15; Гарнати. С. 32-33).
      Абу Хамид ал-Гарнати не единственный восточный автор, сообщающий о хождении меховых денег на территорий Восточной Европы. Об использовании русами в качестве денег шкурок пушных животных имеются известия в поэме Низами «Искандер-наме», а также у персидских географов Наджиба Хамадани (XII в.) и Амина Рази (XVI в.). Однако данные Абу Хамида имеют особую ценность, так как он передает не чужие сведения, знакомые ему по слухам, а описывает собственные впечатления:
      «Когда я прибыл в их (славян) страну, то увидел, что эта страна обширная, обильная медом и пшеницей и ячменем и большими яблоками, лучше которых ничего нет. Жизнь у них дешева. Рассчитываются они между собой старыми беличьими шкурками, на которых нет шерсти, и которые нельзя ни на что никогда использовать, и которые совсем ни на что не годятся. Если же шкурка головы белки и шкурка ее лапок целы, то каждые восемнадцать шкурок стоят по счету [славян] серебряный дирхем, связывают [шкурки] в связку и называют ее джукн. И за каждую из таких шкурок дают отличный круглый хлеб, которого хватает сильному мужчине. На них покупают любые товары: невольниц, и невольников, и золото, и серебро, и бобров, и другие товары ... Когда они [шкурки] испортятся в их домах, то их, [иногда даже] рваные, несут в мешках, направляясь с ними на известный рынок, на котором есть некие люди, а перед ними работники. И вот они кладут их перед ними, и работники нанизывают их на крепкие нитки, каждые восемнадцать в одну связку, и прикрепляют на конец нитки кусочек черного свинца, и припечатывают его печаткой, на которой имеется изображение царя. И берут за каждую печать одну шкурку из этих шкурок, пока не опечатают их все. И никто не может отказаться от них, на них продают и покупают» (Гарнати. Му'риб. С. 22-23; Гарнати. С. 35-36).
      Достоверность сообщений Абу Хамида долгое время вызывала сомнения у многих востоковедов. Однако по мере исследования сочинений путешественника стало ясно, что к рассказам Абу Хамида следует подходить как к непосредственным сведениям очевидца, даже фантастические детали повествования которого могут иметь определенную ценность.
      В начале XIII в. достижения арабо-персидской географии за все предшествующие столетия были сведены воедино в огромном по объему труде «Алфавитный перечень стран» («Китаб му'джам ал-булдан»). Его автор — Йакут ар-Руми (ок. 1179-1229 гг.) — был выходцем из Малой Азии, вероятно, греком по происхождению. Ребенком он попал в плен (где и получил свое имя Йакут — «яхонт») и был куплен мусульманским купцом из сирийского города Хама. Благодаря своему хозяину, нуждавшемуся в грамотном приказчике, Йакут получил хорошее арабское образование. Всю жизнь он много путешествовал, сначала по торговым делам своего хозяина, а после смерти последнего самостоятельно. Профессиональные занятия Йакута — переписка и продажа книг — способствовали его знакомству с богатыми библиотеками крупнейших культурных центров восточной части мусульманского мира: Багдада, Алеппо, Бухары, Мерва. Многие рукописные материалы, доступные Йакуту в этих библиотеках, вскоре погибли во время нашествия монголов. Самому Йакуту пришлось прервать занятия в библиотеках Мерва, города, где он хотел остаться навсегда и где в 1218 г. у него возникла идея составления географического словаря. Спасаясь от наступления монголов, разрушивших в начале 20-х годов XIII в. Бухару и Самарканд, Йакут спешно перебрался из Средней Азии в иракский город Мосул. Остаток своей жизни Йакут посвятил научным занятиям.
      Йакут написал несколько десятков трудов по разным отраслям знания, из которых сохранились два словаря — географический и биографический. Географический словарь представляет собой энциклопедию, где в алфавитном порядке дан материал обо всех известных ему географических объектах — морях, реках, озерах, горах, странах, городах и т.п. Собственно словарным статьям предшествуют авторское предисловие и пять вводных глав с изложением вопросов общегеографического, терминологического и исторического характера. Как правило, словарная статья по каждому объекту содержит чтение и этимологию его названия, географические координаты и описание. Некоторые статьи весьма обширны и занимают по 10—15 страниц. При составлении словаря Йакут не ограничился использованием только географических трудов, он широко привлекал исторические сочинения, записки путешественников, литературные произведения, в том числе поэтические, и, конечно, сообщения своих современников. Словарь Йакута не лишен общего для всей арабо-персидской географической литературы недостатка: смешения сведений, относящихся к разному времени. Правда, Йакут во многих случаях называет свои источники, что существенно помогает в определении степени достоверности его сообщений.
      По материалам «Му'джам ал-булдан» Йакут подготовил справочное пособие — словарь географических омонимов «Книга об именах, общих по форме, но различных по обозначаемой местности» («Китаб ал-муштарик вад'ан ва-л-муфтарик сук'ан»).



   назад       далее   

Rambler's Top100