Титулатура древнерусских князей в западноевропейских источниках

      Титмар последовательно прилагает к Ярославу и Святополку разные титулы: первого он, как и Владимира, именует rex — «король», второго — senior, т.е. термином довольно неопределенного содержания (который в переводе мы передаем нейтральным «господин»): senior хронист мог назвать немецкого графа, монастырского старца, князя того или иного славянского полабского племени (ободритов, гаволян). Что стоит за этим различием?
      Применение к древнерусским князьям, причем необязательно только киевским, титула rex — обычная практика западноевропейских латинских источников. Характерное исключение среди современников Титмара представляет собой лишь Бруно Кверфуртский, употребляющий, как мы помним, в своем послании к королю Генриху II по отношению к киевскому князю Владимиру Святославичу титул senior. Но терминологии Бруно не показательна — ведь так же он титулует не только польского князя Болеслава Храброго, но и самого своего адресата — германского короля Генриха. Учитывая, что и Титмар, и другие немецкие источники его времени регулярно титулуют нильских, чешских, полабских князей dux (титулом, принятым для немецких герцогов), некоторые историки усматривали в титуле rex признание могущества Руси. Такое мнение выглядит слишком прямолинейным. Несомненно, с титулом rex у Титмара ассоциируется некоторая сумма политической власти: намекая на политическую слабость итальянского короля Ардуина, он замечает, что тот «только по имени король». Но не этот момент был определяющим. Помимо Владимира и Ярослава, титул rex в хронике применяется к английским королям, венгерскому королю Иштвану (Стефану) I, скандинавским конунгам, причем не только известным королям объединенной Дании X—начала XI в. Харальду Синезубому и Свену Вилобородому, но и местным конунгам. Легко прийти к выводу, что dux (или, реже, senior) Титмар именует правителя, включенного в политико-юридическую систему Германской империи (полабские и чешские князья, равно как и польские — по крайней мере, применительно к части своей территории — с точки зрения немецкой стороны были вассалами Империи), тогда как rex — напротив, находившегося вне этой системы. Таким образом, различие проведено не по принципу политического могущества, а по принципу суверенитета.
      Необходимо отметить, что термин regnum — «королевство» уже не обнаруживает такой определенности. Regnum хронист мог назвать и Баварское герцогство, и владения польских или чешских князей, и даже более мелкую территорию, обладавшую некоторым этнополитическим единством (например, Силезскую землю).
      Так почему же Титмар отказывает Святополку в титуле rex? Ввиду сказанного ясно, что это неспроста. Быть может, хронист сомневался в законности притязаний Святополка на престол (напомним, что Титмар, пусть и ошибочно, был уверен, что Святополк не участвовал в разделе державы после смерти Владимира)? Или дело в политических симпатиях саксонца Титмара к Ярославу как противнику Болеслава I Польского и, тем самым, в его глазах — союзнику Германии (ср. сказанное выше о месте Руси в политической концепции Титмара)? Или причина более формальна, и Святополк успел связать себя в отношении Болеслава какими-то обязательствами, ущемлявшими его суверенитет? Вопрос остается пока открытым и ждет своего исследователя.



   назад       далее   

Rambler's Top100