"Восточная часть" и "Восточный путь"

      «Конунг Эйрик желал стать верховным конунгом над всеми своими братьями, и конунг Харальд, его отец, тоже хотел, чтобы так было. Эйрик рано стал великим воином, за что и был он прозван Эйрик Кровавая Секира. Было ему тогда двенадцать лет, когда конунг Харальд дал ему пять боевых кораблей, и отправился он в военный поход, сначала в Аустрвег, а затем на юг в Данмарк, во Фрисланд и Саксланд, и пробыл он в этом походе четыре года. После этого отправился он на запад за море и воевал в Скотланде (Шотландии), и Бретланде, и Ирланде, и Валланде (Франции), и провел там другие четыре года. После этого отправился он на север в Финнмарк и вплоть до Бьярмаланда, и была у него там битва, и он победил» (Королевские саги 1. С. 76—77).
      Повествуя о юношеских подвигах будущего норвежского конунга Эйрика Кровавая Секира (928—933 гг.), сага называет земли, где он воевал, во всех четырех сторонах света: Данию, Саксонию и Фризию — на юге, Шотландию, Англию, Ирландию и Францию — на западе, Финнмарк и Бьярмаланд — на севере, и Аустрвег. В последнем случае уточнения, что земли лежат к востоку от Норвегии, как мы видим, нет, но оно и не требуется, поскольку буквальное значение этого имени — «Восточный путь».
      Древнеисландский топоним Austrvegr является производным от существительных м.р. ед.ч.: austr — «восток» и vegr — «путь». Однако значение топонима не равно сумме значений его составляющих. Если для существительного vegr — «путь» основными компонентами значения являются точка отправления, маршрут и конечная точка, то для композита Austrvegr важно только отнесение земель к Восточной части мира.
      Согласно сагам, отправившись из Норвегии по «Восточному пути», можно оказаться в Швеции, можно попасть в Эйстланд и Курланд, а можно дойти до владений конунга Вальдамара (т.е. попасть на Русь). Но далеко не всегда Austrvegr связан в сагах с движением — с поездками, плаваниями и проч.: в них есть мины Austrvegs konungr — «конунг Восточного пути» и Austrnvegsmenn — «жители Восточного пути». Совершенно очевидно, что Austrvegr уже не выступает обозначением пути.
      Несмотря на потенциальную продуктивность словообразовательной модели «страна света + vegr», построенных по ней топонимомы в сагах не находим. Видимо, исходной моделью была «страна света + vegir/vegar (мн.ч. от vegr)». Это можно заключить и того, что Austrvegr сохранился в формах как множественного (Austrvegir — в более ранних памятниках), так и единственного числа, а три других слова зафиксированы лишь в форме множественного числа: Vestrvegir — в шведской рунической надписи Sudrvegir — в ряде ранних caг; Nordrvegar — в эддической поэзии. Скорее всего, изначально данные названия являлись обозначениями (возможно, вполне конкретных) многочисленных путей (маршрутов) на восток, запад, юг и север. Однако постепенно корень veg- в их составе лишился своих основных семантических компонентов, и значения композитов на -vegr стали качественно иными. Так, Noregr (от Nordrvegr) стал использоваться в качестве названия страны — Норвегии, a Austrvegr — обозначать земли по берегам Балтийского моря и за ним, что и позволило ему встать в один топонимический ряд с композитами Austrlgnd — «Восточные земли» и Austrriki — «Восточное государство».
      Если взять всю совокупность памятников древнескандинавской письменности, то можно обнаружить, что как восточные воcпринимались все земли по берегам Балтийского моря, которое в древнескандинавской письменности носило название Восточного (Austmarr) или Более восточного моря (Eystrasa.lt), а так же земли в глубине Восточной Европы. На востоке оказывались Швеция (Свитьод), острова Борнхольм, Готланд, Сааремаа, земли прибалтийских славян (Вендланд, Пулиналанд), земли куршей (Курланд), эстов (Эйстланд), карел (Кирьялаланд), финнов (Финнланд), Русь (Гарды/Гардарики) с Ладогой (Альдейгьюборгом) и Новгородом (Хольмгардом), равно как и Константинополь (Миклагард) и Рим (Ром), куда ездили «Восточным путем».
      Если же обратиться к отдельным скандинавским источникам (или группам источников), то делается очевидным, что топоним Austrvegr (и родственные ему) не были постоянны в своем значении в разные периоды времени.
      Самая ранняя фиксация топонима Austrvegr (в форме множественного числа) — в висе из поэмы скальда второй половины IX в. Тьодольва из Хвинира. В форме единственного числа композит употребляется в пяти рунических надписях XI в. В четырех случаях (равно как и в висе) значение топонима не раскрывается, в пятом — в готландской надписи первой половины XI в. — содержится уточнение, с известными допущениями прочитываемое исследователями как «далеко в Лангабардаланде». Топоним Austrlqnd впервые встречается в висе скальда Глума Гейрасона (975 г.). Поэтический текст не дает возможности определить, в каком значении использовал скальд X в. интересующее нас наименование, но через строфу в той же поэме он употребил наречие austr, говоря о битве конунга Харальда Серая Шкура с бьярмами на берегу реки Вины (Северной Двины), так что можно предположить, что «восток» скальд понимал весьма широко и к «Восточным землям» относил области севера Восточной Кировы (от Балтийского моря до Беломорья).
      Таким образом, в самых ранних древнескандинавских письменных памятниках (IX—XI вв.) значение топонимов с корнем aust- настолько широко, что они могут относиться к любым территориям к востоку от Скандинавии. Совершенно очевидно, что в них отразилась весьма архаичная топонимия, сложившаяся несколькими веками ранее — на начальном этапе освоения скандинавами Восточной Европы.
      В королевских сагах конца XII в. («Обзоре саг о норвежских конунгах», «Саге об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда и «Гнилой коже») представлена следующая стадия развития топонимии с корнем aust-: Austrvegr, равно как Austrlqnd и Austrriki, выступают в них в качестве наименования земель по пути «из варяг в греки». Так, в «Обзоре» говорится, что Харальд после гибели Олава Святого «бежал из страны и в Восточные пути», а затем пустился в обратную дорогу «из Гарда (Миклагарда — Константинополя) по Восточному пути». В «Гнилой коже» поездка Харальда из Миклагарда описывается так: «отправился он через Восточное государство в Хольмгард». Византия явно исключается здесь из числа земель, обозначаемых данными топонимами, Русь, напротив, в ряде случаев оказывается единственны их наполнением. Например, в «Саге об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда рассказывается о Висивальде, «конунге Восточного пути», а Снорри Стурлусон позднее назовет его «Висивальд с востока из Гардарики»; в «Обзоре» говорится, что Ингигерд, дочь Олава Шведского, взял в жены «Ярицлав, конунг Восточного пути», у Снорри в том же контексте читаем, что это был «конунг Ярицлейв с востока из Хольмгарда», а речь идет, как можно понять, о русском князе Ярославе Мудром; в «Обзоре» повествуется о поездке родовитых норвежцев за Магнусом, сыном Олава, воспитывавшимся на Руси, «в Восточные пути к конунгу Ярицлаву», и т.д.
      Дальнейшее развитие топонимии с корнем aust- связано как с исторической ситуацией (прекращением функционирования пути «из варяг в греки», изменением характера русско-скандинавских отношений), так и с «литературной жизнью» топонимов. В сводах королевских саг первой трети XIII в. («Красивой коже» и «Круге земном» Снорри Стурлусона) и в географических сочинениях конца XII — начала XIV в. для обозначения Руси достаточно последовательно используется окончательно оформившийся к этому времени топоним Gardariki, который «вытесняет на запад» «Восточный путь». Austrriki в них не используется. Austrvegr и Austrlgnd начинают обозначать исключительно прибалтийские земли. «Восточный путь» названных сводов королевских саг — это земли юго-восточного побережья Балтийского моря. Он охватывает Виндланд (Vindland), Курланд (Кurland), Эйстланд (Eistland), Финнланд (Finnland) и Кирьялаланд (Kirjdlaland).



   назад       далее   

Rambler's Top100