На берегах Восточного моря

      Восточноприбалтийские земли вошли в круг наиболее часто посещаемых скандинавами земель уже в первые века нашей эры.
      «От этих трех людей (сыновей первых насельников о. Готланд) впоследствии... население Готланда настолько размножилось, страна не могла всех прокормить. Тогда они выслали из страны по жребию каждого третьего мужчину, так что те могли сохранить и увезти с собой то, что имели на поверхности земли. Они не хотели уезжать, но пошли к Торсборгу (на восточном побережье Готланда) и там поселились. Но жители той земли не захотели терпеть их и изгнали их. Тогда они уплыли на о. Форе (у северного побережья Готланда) и там поселились. Но и там они не смогли себя прокормить и поплыли на один остров близ Эстланда, который называется Дагё (о. Хийумаа), и поселились там и построили укрепление, остатки которого видны еще и теперь. Но и там они не могли себя прокормить и поплыли по реке, которая называется Дюна (Западная Двина), а по ней через Русаланд. Они плыли так долго, что приплыли в Гриккланд (Византию)» (Сага о гутах. С. 307).
      Хотя «Сага о гутах» написана только ок. 1220 г., а сам рассказ является одним из вариантов переселенческих сказаний, он находит некоторое подтверждение в археологических материалах. Переселение обычно относят к V-VI вв., именно в это время к югу от Рижского залива увеличивается количество готландких древностей, появляются поселения, где жило большое число скандинавов: Гробини у Лиепаи (находки датируются 650-850 гг.), Апуоле на 40 км южнее Гробини, Вискаутен (Вишнево) на Куршской косе и др.
      Особую роль играли земли на пути в Финский залив — западное и северное побережья Эстонии и острова Хийумаа и Сааремаа. Они лежали на пересечении балтийских путей и привлекли внимание скандинавов уже в V в. На о. Сааремаа (Кунигуста), на западном побережье Эстонии (Лихула) и на крайнем северо-западе (Прооза на территории Таллина) в каменныx могильниках найдено большое количество готландских и среднешведских украшений, оружия, деталей одежды, некоторые погребения совершены по скандинавскому обряду (в ладье). Находки в Прооза прямо связывают могильник с Хельгё на Меларен: предполагается, что часть населения Проозы была выходцами из Хельгё, тогда как какие-то группы эстов расселились в Свеаланде (где найдены эстские каменные могильники).
      Обилие восточноприбалтийской топонимии в скандинавских письменных источниках, начиная со скальдической поэзии и рунических надписей, — также важный показатель ранних и интенсивных связей региона со Скандинавией. Более того, географическая номенклатура выявляет то, что не донесли до нас письменные источники и о чем не могут рассказать археологические находки.
      Топонимия Восточной Прибалтики не только обширна, но и разнообразна. В ней присутствуют этнонимы и отэтнонимические названия земель (semskr — Samland, kurir — Kurland и др.), названия рек (Duna — Западная Двина, Vindoy — Вента?), острова (Runo — Рухну, Dago — Хийумаа, Eysysla — Сааремаа) и др. Наиболее широко представлены в ней западное и северное побережья Эстонии, где скандинавам известны наряду с более общим названием земли Eistland наименования и более мелких областей — Вирумаа (Virland) и Ляэнемаа (Adalsysla).
      Одновременно рунические надписи дают еще одно свидельство особого положения эстов во взаимоотношениях свеев с точной Прибалтикой. В них насчитывается 16 личных имен, разорванных от этнонима «эст»: Eistr и Eistulfr и прозвище Eistfari — «ездивший к эстам». Причем люди, носившие имена с корнем Eist-, — это и заказчики памятников, и те, в честь кого эти пятники установлены, т.е. именитые жители Средней Швеции. Появление у них отэтнонимического личного имени — свидетельство давних, вероятнее всего родственных контактов свеев и эстов, память о которых сохранялась в семейных преданиях.
      Особый интерес представляют два территориальных названия образованных с помощью термина sysla: Eysysla, букв. «Островная сюсла» (о. Сааремаа) и Adalsysla, букв. «Основная сюсла», в сагах обычно — прибрежная материковая часть Эйстланда, лежащая против о. Сааремаа, вероятно, Ляэнемаа. Видимо, «главным» этот «район» был в том смысле, что он — материковый, в противоположность «островному району», о. Сааремаа. Особенность обоих топонимов заключается в том, что они построены с участием древнескандинавского слова sysla, которое выступало как термин для обозначения небольшого административного округа, позднее епископии (особенно распространен композит syslumadr, «управляющий округом, назначаемый конунгом»). Как правило, этот термин не участвует в образовании географических названий. Поэтому его использование сразу в двух топонимах, называющих прилегающие области, наводит на мысль, что на каком-то этапе Сааремаа и Ляэнемаа (или их части), где отмечено наибольшее и самое раннее скопление скандинавских древностей в Эстонии, рассматривались скандинавами как шведские территории, управляемые конунгами через их наместников.



   назад       далее   

Rambler's Top100