В глубь Восточной Европы

      Из Прибалтийских земель «Восточный путь» вел по Неве и Ладожскому озеру в глубь Восточной Европы. Уже с VI в. скандинавские погребения в ладье появляются в Западной Финляндии, в VII в. скандинавы — охотники на пушного зверя — проникают на Карельский перешеек и на Ладожское озеро, где на одном из островов найдена временная охотничья стоянка. Возникновение в середине VIII в. Ладоги (ныне: Старая Ладога) как самого восточного пункта балтийских коммуникаций, а в середине IX в. поселения на Городище у истоков Волхова создало благоприятные условия для пребывания скандинавов, продвижение которых на Волгу, а затем и на Днепр стало регулярным.
      Территория от устья Волхова до Ильменя оказалась, таким образом, зоной древнейших контактов скандинавов с местными финскими и новопришедшими славянскими народами, а также регионом, наиболее тесно связанным со скандинавским севером. Не случайно, что именно эта область оказалась лучше всего (после Прибалтики) известна скандинавским письменным источникам и именно в ней возникли древнейшие скандинавские топонимы.
      Едва ли не самым ранним из них было обозначение первого и крупнейшего в регионе поселения — ладожского, которое в скальдических стихах называется Aldeigja, а в саговой традиции Aldeigjuborg. Исследователи едино душны в признании генетической связи между топонимами Aldeigja и Ладога, но вопрос об их происхождении и взаимозависимости решался в науке по-разному. Основной предмет дискуссии — что первично: название озера, реки или города. К настоящему времени доказано, что сначала возникло название реки, затем города и лишь затем озера. По общему мнению, название реки происходит из прибалтийско-финских языков: финск. Alode-jogi (joki) — «Нижняя река». Традиционно считается, что прибалтийско-финский оригинал был перенесен на торговый пункт — Ладогу — в русской передаче. Древнескандинавский топоним Aldeigja считается вторичным по отношению к др.-рус. Ладога. Однако соотношение начального слога в трех языках свидетельствует (как убедительно доказал финский славист И. Миккола), что исходным является сочетание al-, а не la-, ибо метатеза al- > la- может быть объяснена, тогда как обратный процесс невозможен. Соответственно есть все основания утверждать, что скандинавский топоним Aldeigja (вероятнее всего, сначала, как имя реки, а затем — поселения), произошел из финского названия реки Ладоги (совр.: Ладожки), а уже из него (с метатезой al- > la-) — древнерусское Ладога.
      Возникновение древнерусского названия Ладога не прямо от субстратного Alode-jogi, а через посредство скандинавского Aldeigja требует исторического объяснения. Еще недавно можно было только предполагать, что если славянское имя произошло от скандинавского, то славянский поток достиг Ладоги уже после того, как в ней осели скандинавы. Анализ стратиграфии домостроительства и топографии Ладоги VIII—X вв. показывает, что первыми поселенцами в Ладоге в начале 750-х годов действительно были выходцы из Северной Европы, а появление в ней славян надо относить лишь к концу 760-х годов. Основанному ими поселению скандинавы дали свое название, образовав его от финского наименования реки, на которой это поселение находилось.
      Другим древнейшим топонимом, встречающимся впервые в висе Халльфреда Трудного Скальда (996 г.), является название Gardar. В XI в. его широко употребляют создатели шведских (9 раз) и норвежских (1 раз) исторических памятников, скальды, позднее — составитель «Обзора саг о норвежских конунгах», а в саге монаха Одда и «Красивой коже» он встречается наряду с формой Gardariki (основа мн.ч. + riki, «государство»). В подавляющем большинстве случаев топоним имеет форму множественного (Gardar), а не единственного (Gardr) числа (отметим, что формы множественного и единственного числа имеют разное значение). Из контекста скальдических стихов и надписей явствует, что им обозначается некая территория в Восточной Европе (обычное сочетание — «на востоке в Гардах»), а более позднее употребление его производного (в сагах, географических сочинениях и др.) Gardariki не оставляет сомнения в том, что оно относится к Древней Руси.
      Традиционно принято считать, что скандинавское Gardariki означает «страна городов»: пораженные цветущими городами Руси, скандинавы, которые не имели городов, назвали так страну. Однако, во-первых, к моменту появления скандинавов в Приладожье поселений городского типа там не было, первым же из них стала Ладога, основанная самими скандинавами. Во-вторых, предгородские поселения в Скандинавии VII—IX вв. существовавали; это были крупные центры балтийской торговли, такие как Хедебю в Южной Ютландии, Хельгё в Средней Швеции и др. Наконец, в-третьих, древнескандинавское слово gardr не означало «город» и никогда не употреблялось в названиях городов. Им обозначались хутора или небольшие поселения, обнесенные оградой, и потому оно часто использовалось в названиях хуторов и усадеб.
      Ныне общепризнано, что древнейшей формой названия Руси является не Gardariki, a Gardar (в форме множественного числа), но интерпретаций названия существует несколько. Согласно традиционной точке зрения, на значение слова Gardar могло повлиять родственное ему древнерусское слово городъ/градъ в значении «укрепленное поселение». Другое объяснение исходит из топографических особенностей поселений в волховско-ильменском регионе. Вверх от Ладоги по реке Волхов и в низовьях рек, впадающих в оз. Ильмень, обнаружено не менее 20 укрепленных поселений, относящихся к эпохе Древнерусского государства. Они служили убежищем для населения близлежащей округи и, главное, были опорными и контрольными пунктами на водных дорогах. Зачастую они располагались на наиболее трудных участках водных магистралей, а их население занималось в основном обслуживанием проплывавших мимо караванов. Скандинавы, отправляясь из Ладоги по Волхову, встречали на своем пути цепочку укрепленных поселений, что и могло дать основания назвать ладожско-ильменский регион словом Gardar. Эта интерпретация топонима хорошо объясняет множественное число слова Gardar, указывающее на то, что когда-то оно обозначало территорию.
      Слово Gardar, однако, не единственный «северный» скандинавский топоним с этим корнем. Рунические надписи, саги и другие источники знают и еще один — Holmgardr, которым они обозначают Новгород. Поскольку же город возник только в первой трети X в., первоначальное наименование относиться к нему не могло. Что же означал топоним? Значение корней остается дискуссионным. Сторонники интерпретации слова gardr как городъ полагают, что и первый корень holm- также является отражением древнерусского слова, которое — в силу родства корней — достаточно очевидно: холмъ. Тем самым, по мнению одних исследователей, в момент своего возникновения слово Хольмгард представляло собой не что иное, как отражение древнейшего самоназвания некоего укрепленного поселения «Холм-города (крепости Холм)». Не исключена возможность, что «Холм-городом» называлось сначала (во второй половине IX в.) поселение на территории нынешнего Городища под Новгородом, и лишь впоследствии, с переселением его обитателей на территорию будущего Славенского конца (именуемого в летописи «Холмом»), куда был перенесен ими и привычный топоним, тем более что к этому могло располагать сходство в рельефе покинутого и вновь обитаемого мест. По мнению других исследователей, более вероятным и с лингвистической, и с археологической точек зрения является сохранение за словом holmr его собственного значения — «остров, островок на реке, холм на залитой водой местности», и зa топонимом Holmgardr — «поселение на возвышенных, окруженных водой местах». Именно так, на высоких мысах у впадения притоков располагались древнейшие поселения по Волхову и в Приильменье, в том числе Городище. Топоним мог относиться как к конкретному поселению — Городищу, так и к поселениям вдоль Волхова от Ладоги до Ильменя.
      Таким образом, уже на раннем этапе своего проникновения в Приладожье и Приильменье скандинавы дали названия не только своим важнейшим поселениям, Ладоге и Городищу, но и всему региону, который они и в дальнейшем посещали особенно часто. Не случайно именно Новгород предстает в сагах столицей Руси, ее наиболее крупным и важным городом. И потому неудивительно, что позднее, когда стали складываться знания о других регионах Восточной Европы, название Gardar было распространено на всю территорию Древнерусского государства.



   назад       далее   

Rambler's Top100