Александр Невский в исландской саге

      К числу источников, содержащих сведения об Александре Ярославиче, относится исландская «Сага о Хаконе Хаконарсоне», написанная Стурлой Тордарсоном в 1264-1265 гг. и носящая, по мнению исследователей, вполне документальный характер. В саге рассказывается, что в Тронхейм к конунгу Хакону Старому «прибыли с востока из Гардарики послы конунга Александра из Хольмгарда». Это событие принято датировать 1251/52 г. Переговоры были связаны с нападениями норвежских сборщиков дани в Финнмарке на карел, являвшихся данниками Древнерусского государства. Послам было «также поручено, чтобы они повидали госпожу Кристин, дочь конунга Хакона, так как конунг Хольмгарда так повелел им, чтобы они спросили конунга Хакона, не отдаст ли он ту госпожу сыну конунга Александра». Сватовство, однако, продолжения не имело.
      В.Т.Пашуто видит в этом сватовстве не только «желание русской дипломатии укрепить пограничные отношения», но также стремление Александра Невского «установить русско-норвежский союз в противовес союзу шведско-норвежскому», закрепленному подписанием в 1250 г. вечного мира между Швецией и Норвегией и бракосочетанием в 1251 г. дочери шведского правителя ярла Биргера Рикисы и Хакона, сына Хакона Старого. Действительно, если исходить из того, что князь Александр Ярославич проводил активную внешнюю политику, то в описанном сагой сватовстве можно усмотреть один из шагов князя на пути к укреплению (среди прочего, и путем династических браков) русских границ с владениями Швеции, Дании и Норвегии, что обеспечивало бы безопасность Новгородской Руси на северо-западе.
      Причин, по которым брак все же не был заключен, выдвигается в литературе три. Одну из них формулирует сага («Пришли татары на государство конунга Хольмгарда, и по этой причине больше не занимались тем сватовством, которое велел начать конунг Хольмгарда»), и именно ее разделяет большинстве исследователей. Другая причина вытекает из понимания сватовства как дипломатического акта по преимуществу: «Когда же оказалось, что соглашение (относительно карел) может быть проведено и может оказаться достаточно прочным и без династического брака, Александр под благовидным предлогом отказался от сложного и дорогостоящего сватовства» (И.П. Шаскольский). И наконец, последнюю причину (хотя и не отвечающую источнику) формулирует шведский историк XVIII в. Олоф Далин, исходя из своего понимания логики межгосударственных связей: «в деле, до бракосочетания касавшемся», учтивыми словами было русским послам отказано, поскольку Хакон не хотел выдавать дочь за данника монголов.
      По саге, русские послы прибыли в Норвегию (Тронхейм) зимой, в начале 1251 г. Они дождались весны и вместе с норвежским посольством отправились «в Бьёргюн и так еще восточней», т.е. через Берген, а значит вокруг Скандинавского полуострова, и далее Восточным путем через Балтийское море в Хольмгард (Новгород). Плавания из Норвегии начинались не ранее второй декады апреля. Путь протяженностью ок. 4 тыс. км мог занять, c учетом навигационных особенностей того времени, до трех месяцев. Сага говорит, что летом (и это соответствует расчетам) послы прибыли в Хольмгард, «и принял их конунг хорошо».
      Различные детали рассказа саги о русско-норвежских посольствах и переговорах не позволяют датировать их 1251 г. Этому противоречат показания русских источников, которые не знают такого существенного факта, как приход на русские земли татар в 1251 г. Далин дал иную дату интересующих нас событий — 1252 г. Сложно сказать, какими соображениями руководствовался при этом Далин. Но его поддержал Н.М. Карамзин, указавший, что именно в 1252 г. имело место вторжение татарских полков на Русь, о котором говорится в саге. Действительно, русские летописи упоминают о приходе в тот год на Русь из Орды так называемой Неврюевой рати, опустошившей ряд городов и областей. Отождествление с нею засвидетельствованного сагой факта появления татар во время пребывания посольства Хакона Старого в русских пределах и позволяет современным исследователям уверенно говорить о русско-норвежских контактах именно в 1252 г.
      Однако датировка переговоров Александра Невского с норвежским королем 1252 годом не может быть признана корректной. Неврюева рать опустошила владения братьев Александра Невского Андрея и Ярослава в Низовской (т.е. Суздальской) земле, но не владения самого Александра. Новгород в 1252 г. от татар не пострадал, в раннем новгородском летописании даже не было известия о Неврюевой рати. Переговоры о браке сына Александра, а им мог быть только Василий, родившийся самое раннее ок. января 1240 г., также едва ли могли иметь место в 1252 г. Василий к моменту отправления русского посольства в Норвегию был еще несовершеннолетним и не имел собственного удела, его брак с 18-летней Кристин не приводил бы к созданию семьи.
      Единственным годом, события которого, описанные в русских источниках, находят соответствия в рассказе 271-й главы «Саги о Хаконе Хаконарсоне», является 1257. В тот год в княжества Северо-Восточной Руси пришли татары — сборщики налогов, и в Новгороде с тревогой ждали их появления. Василий в 1256 г. получил из рук отца новгородский стол, стал владетельным князем; в 1257 г. ему могло быть уже 16 лет. Поэтому сватовство к Кристин имело под собой реальную почву. Выясняется и причина расстройства сватовства русского княжича к норвежской принцессе. При появлении татар Василий выступил против своего отца, бежал в Псков, и Александр Невский вынужден был силой вывести сына из Пскова, отправить в Суздальскую землю и жестоко покарать окружение княжича, «кто Василья на зло повелъ». Естественно, в таких обстоятельствах никакой речи о браке Василия и Кристин быть уже не могло.
      Отнесение указанных в «Саге о Хаконе Хаконарсоне» переговоров между Александром Невским и норвежским королем Хаконом к 1257 г. позволяет объяснить и причину военных столкновений, имевших место в Финнмарке. Их следует рассматривать как часть общих действий, предпринятых Швецией и ее союзниками против Новгорода в 1256 г. Как известно, Новгородцы в ответ на происки своих западных соседей обратились за военной поддержкой к Александру Невскому. Узнав об этом, шведы, финны и фактический правитель датской Виронии Дитрих фон Кивель прекратили строительство крепости на реке Нарове. Александр же Невский зимой 1256/57 г. предпринял успешный поход на подчинявшуюся Швеции емь. Очевидно, параллельно с этим Невский послал дипломатическую миссию к норвежскому королю, чтобы нейтрализовать союзную со Швецией Норвегию. В принципе, миссия имела успех, военные действия в Финнмарке были прекращены, но сын русского князя и дочь норвежского короля так и не стали мужем и женой.



   назад       далее   

Rambler's Top100