"Грани сделал этот холм по Карлу, своему сотоварищу"

      «Товарищество» обозначается термином felag, а «сотоварищи» — термином felagi. Что же представляло собой это «товарищество» и какую роль оно играло в торговле с Русью?
      Слово felagi имеет в древнескандинавских источниках (рунических надписях, сагах, судебниках) несколько значений: наиболее широкое — «друг, товарищ, приятель», и более узкое, при котором оно обозначает объединение имущества несколькими людьми на время викингского похода, соединяющее их более тесными узами, нежели внутридружинные связи, приближающимися к отношениям побратимства. Очевидно, в этом значении слово не являлось термином, так как оно могло использоваться как синоним к обозначениям дружины и вообще военного отряда. Однако дальнейшее развитие семантики слова привело к его терминологизации для обозначения товариществ купцов, и в сагах и судебниках оно представлено уже в этом значении.
      О «вступлении в товарищество» при торговых поездках, в том числе на Русь, говорится во многих сагах. Собираясь поехать для торговли в какую-либо страну, двое или несколько человек договариваются о совместном обеспечении поездки: покупке корабля и его оснащении, приобретении товаров для торговли или внесении денег для закупки ценных предметов. Каждый из «сотоварищей» оплачивает определенную часть расходов. Достигнутая договоренность о «товариществе» не может быть видоизменена: так, в «Саге об Одде Стреле» брат Одда отказывается взять его на корабль, потому что «товарищество» уже заключено. Соответственно внесенной части расходов (деньгами, товарами или кораблем) распределяется и прибыль после похода: «После этого Кьяртан купил половину корабля у Кальва, и они договорились делить все добро пополам», рассказывается в «Саге о людях из Лососьей Долины». В «товариществе» участвуют обычно два-три человека, как правило, не связанные родственными узами, более того, это могут быть жители разных скандинавских стран. Не всегда все «сотоварищи» участвуют в пооздке: один из них может лишь вложить в нее деньги или товары. «Товарищества» образовывались для ведения международной торговли, но на короткий срок — одну поездку.
      Более четко имущественный и правовой статус «товарищества» определяется в древнейших судебниках Исландии («Серый гусь») и Норвегии («Законы Гулатинга»). Первый, записанный в конце XII в., посвящает ряд статей в разделе о наследстве имущественным отношениям, возникающим после смерти одного из компаньонов между его компаньонами и его родственниками.
      «Если люди заключили товарищество здесь в стране (Исландии) и уехали, и один из них умер, то пусть он (оставшийся в живых) не делит совместного имущества до встречи с наследниками. Пусть он использует все имущество, как было договорено... Если они становятся сотоварищами за пределами страны, то пусть он (оставшийся в живых), если хочет, не оставляет дел неразделенными, но оценит имущество, как будто он родич умершего» (Gragas. Hafniae, 1867. S. 211—212).
      «Наследством сотоварища называется, когда люди имеют общий кошель, и, [если] один умрет, то другой должен держать и владеть [имуществом], пока он жив, если оно не больше трех марок. А если больше, то он имеет половину, а половину конунг, если наследники не объявятся в течение трех лет» (Norges gamle lov. Christiania, 1846. В. 1. S. 50).
      Положения судебников не только подтверждают описания саг, они существенно дополняют их. Во-первых, смерть одного из компаньонов не кладет конец деятельности второго, который до встречи с наследниками имеет право распоряжаться совместным имуществом, т.е. компаньоны являются доверенными лицами друг друга. Во-вторых, при отсутствии кровных родственников компаньоны становятся наследниками друг друга, приобретая право на все совместное имущество, как внесенное при образовании «товарищества», так и на полученную прибыль. Наряду с экономическими, компаньоны оказываются — в глазах общества — и в более тесных социальных отношениях. Об этом свидетельствует, в первую очередь, то, что они составляют единственную значительную по количеству категорию заказчиков рунических памятников, помимо родственников. Именно таким «сотоварищем» погибшего Карла был Грани, который установил в его память камень с надписью на о. Березань (приведена в названии этой страницы): вероятно, оба совершали торговую поездку в Византию (Рунические надписи. № 139). О близости компаньонов свидетельствует и квалификация убийства «сотоварища» как nidingsverk — наиболее тяжкий вид преступления, к которому относятся убийство родича, предательское убийство, тайное убийство и т.п. Повинный в таком преступлении обычно приговаривался к изгнанию или объявлялся вне закона.
      Упоминания об образовании «товариществ» при поездках на Русь, довольно многочисленные в сагах, освещают еще один аспект русско-скандинавской торговли. В XI в. она приобретает все более и более упорядоченный характер. Торговые договоры регламентируют ее ведение, гарантируют безопасность купцов и их товаров. Возникновение торговых дворов создает условия для регулярной торговли. Наконец, появление пусть еще примитивных купеческих объединений создает коллективную ответственность компаньонов во время торговых поездок, позволяет гарантировать купцу получение прибыли им самим или его наследниками, вовлекает в торговые отношения с Русью значительное количество людей, которые не могут или не хотят пускаться в опасные плавания.



   назад       далее   

Rambler's Top100