Житие Феодосия Печерского

ЖИТИЕ ПРЕПАДОБНААГО ОТЦА НАШЕГО ФЕОДОСИЯ ИГУМЕНА ПЕЧЕРЬСКАГО

      Благодарю тя, владыко мои господе Иисусе Христе, яко съподобил мя еси недостоинааго соповедателя быти святыим твоим въгодьником. Се бо испьрва писавъшю ми о житие и о погублении и о чюдесьх святою и блаженою страстотерьпцю Бориса и Глеба, понудих ся и на другое исповедание приити, еже выше моея силы, ему же и не бех достин груб сы и неразумичьн, к сим же яко и не бех учен же хытрости...
      Рождение и детство. Град есть отстоя от Кыева града стольнааго 50 попьрищь, в томь беста родителя святаго в вере крестияньстеи живуща и всячьскыимь благочьистиюмь украшена. Родиста же блаженаго детища сего, таче в осмыи день принесоста и к святителю божию, яко же обычаи есть крьстияном, да имя детщю нарекуть. Просвутер же видев детища и сьрьдьчьныма очима прозьря, еже о немь, яко хощеть измлада богу дати ся, Феодосиемь того нарицають. Таче же яко и минуша 40 дьнии детищю, крещениемь того освятиша. Отроча же ростяше, кърмим родителема своима, и благодать божия с нимь и дух святыи измлада въсели ся в нь...
      Бысть же родителяма блаженаго переселитися в ин град, Курьск нарицаемыи, князю тако повелевъшю, поче же реку богу сице изволивъшю, да и тамо добляаго отрока житие просияеть...
      Мы же пакы поидем на прьвое исповедание святааго сего отрока. Растыи убо телъм и душею влеком на любъвь божию и хожаше по вся дьни в церковь божию, послушая божьствьных книгь с всемь въниманиемь, еще же и к детъм играющим не приближашеся, яко же обычаи есть уным н гнушашеся играм их. Одежа же его бе худа и сплатяна, о семь же многашьды родителема его нудящема и облещися в одежю чисту и на игры с детьми изити. Он же о семь не послушааше ею, н паче изволи быти яко един от убогых. К сим же и дати ся на учение божьствьных книг единому от учитель, яко же и створи. И въскоре извыче вся граматикия, и яко же всем чюдитися о премудрости и разуме детища и о скоремь его учении. Покорение же его и повиновение къто исповесть, еже сътяжа в учении своемь, не тъкмо же к учителю своему, н и к всем учащимъся.
      Смерть отца. Столкновение с матерью. Сущю же тъгда божьствьному Феодосию 13 лет, оттоле же начат на труды паче подвижьнеи бывати, яко же исходити ему с рабы на село и делати с всякыимь съмерениемь. Мати же его оставляше и не велящи ему тако творити, моляше и пакы облачитися в одежю свтьлу, и тако исходити ему с съвьрьстникы своими на игры. Глаголаше бо ему, яко тако ходя, укоризну себе и роду своему твориши. Оному и томь не послушающю ея. И яко же многошьды еи от великыя ярости разгневатися на нь и бити и. Бе бо теломь крепка и сильна, яко же и мужь. Аще бо кто и не виде в ея, ти слышааше ю беседующю, то начьняше мьнети ыужа ю суща.
      К сим же пакы божьствьныи уноша мысляше, како и кымь образъмь спасеться. Таче слыша пакы о святых местех, иде же господь нашь Иисус Христос плътию походи, и жадаше тамо походити и поклонитися им. И моляшеся богу, глаголя: "Господи Иисус Христе мои, услыши молитву мою и съподоби мя съходити в святая твоя места и с радостию поклонитися им". И тако многашьды молящюся ему, и се приидоша страньници в град т, иже и видев я божьствьныи уноша, и рад быв, тек поклонися им и любьзно целова я и въпроси я, отъкуду суть и камо идуть. Онем же рекъшем, яко от святых мест есм, и аще богу велящю хощем въспять уже ити. Святыи же моляше я да и поимуть в след себе и съпутьника и с творяти и с собою. Они же обещашася пояти и с собою и допровадити и до святых мест. Таче се слышав блаженыи Феодосии, еже обещашася ему, рад быв иде в дом свои. И егда хотяху страньнии отъити, възвестиша уноши свои отход. Он же въстав нощию и не ведущю никому же, та изиде из дому своего, неимыи у себе ничсо же, разве одежа, в неи же хожаше, и та же худа. И тако изиде въслед страньных. Благыи же бог не попусти ему отити от страны сея. Его же ищрева матерьня и пастуха быти в стране сеи богогласьныих овьць назнамена, да не пастуху убо отшьдъшю да опустееть пажить, юже бог благослови, и тьрние и вълчьць въздрастеть на неи и стадо разидеться.
      По трьх убо дьньх уведевъши мати его, яко с страньныими отъиде и абие погъна в след его, тъкъмо единого сына своего поимъши, иже бе мьнии блаженааго Феодосия. Таче же яко гънаста путь мъног, ти тако пристигъша яста и. И от ярости же и гнева мати его имъши и за власы и поврьже и на земли и своима ногама пъхашети и. И страньныя же много коривъши, възврати ся в дом свои, яко некоего зълодея ведущи съвязана. Тольми же гневъмь одрьжима, яко и в дом еи пришьдъши, бити и, дондеже изнеможе. И по сих же възведъши и в храм и ту привяза и и затворьши и тако отъиде.
      Божьственыи же уноша вься си с радостию приимаше, и бога моля благодаряше о вьсех сих. Таче пришедъши мати его по двою дьнию отреши и и подасть же ему ясти, еще же гневъмь одьржима сущи, възложи на нозе его железа, ти тако повеле ему ходити, блюдущи, да не пакы отъбежить от нея. Тако же сътвори, дьни мъногы ходя. По томь же пакы умилосрьдивъшися на нь, нача с мольбою увещавати и, да не отъбежить от нея, любляше бо и зело паче инех и того ради не тьрпяше без него. Оному же обещавъшюся еи не отъити от нея. Съня железа с ногу его, повелевъши же ему по воли творити, еже хощеть. Блаженыи же Феодосии на прьвыи подвиг възвратися и хожаше в цьрковь божию по вся дыш...
      [Далее рассказывается, как мать, не выполнив своего обещания, продолжала преследовать сына, и Феодосий тайно убегает из дома в Киев. После долгих мытарств он попадает в пещеру к Антонию, который принимает его и постригает в монахи Киево-Печерского монастыря. Мать предприняла розыски беглого сына, разыскала его и потребовала, чтобы он вернулся в дом. Однако Феодосий оказался непреклонным - он остается в монастыре, в конце концов постригается и мать в один из киевских монастырей. Описание жизни Феодосия в Киево-Печерском монастыре содержит много интересных бытовых подробностей, в частности о жизни и писательстве известных деятелей русской литературы середины XI века - Иллариона и Никона Великого, рассказами которых воспользовался и автор для написания этого жития. В житии описываются чудеса, значительная часть которых представляет собой бытовые рассказы из монастырской жизни. Значительное внимание уделено описанию отношения монастыря с киевскими князьями, о вмешательстве игуменов в действия князей.]
      Об изготовлении книг и писательстве. Чудо с принесенной гривной. Мъногашьды же пакы Великууму Никону седящю и делающю книгы, и блаженууму (Феодосию) въскраи того седящю и прядущю нити еже на потребу таковууму делу. Таково ти бе того мужа съмерение и простость, и никто же его николи же виде на ребрех своих лежаща...
      Се пакы т же чьрньць Иларион съповеда ми, бяше бо и книгам хытр псати, сии по вся дьни и нощи писааше книгы в келии у блаженааго отца нашего Феодосия. Оному же псалтырь усты поющю тихо и рукама прядуща вълну или кое ино дело делающа. Тако же в един вечер делающема има къжьдо свое дело, и се въниде иконом, глаголя блаженому, яко в утрии дьнь не имам купити еже на ядь братии и на ину потребу. Тоже блаженыи глагола ему: "Се яко же видиши уже вечерь сущь и утрьнии дьнь далече есть. Темь же иди и потрьпи мало моляся богу, некъли т помилуеть ны и попечеться о нас яко же сам хощетъ". И то слышав иконом отъиде Таче шед блаженыи иде в келию свою пет по обычаю оба на десяте псалма. Тако же и по молитве шьд седе делая дело свое. И се пакы въниде иконом то же глаголя. Тъгда отвеща ему блаженыи: "Рех ти, иди и помолися богу. В утрии дьнь шед в град и у продающих да и възьмеши в заим, иже ти на потребу братии, и последь егда благодеявъшюуму богу отдамы дълг от бога. Таче верьн есть глаголяи: "Не пьцетеся утреишимь, и т не имать нас оставити". Таче отшедъшю иконому. И се вълезе светьл отрок в воиньстеи одении и поклонивъся и ничьсо же рекыи и положив же на стълпе гривьну злата, и тако пакы мълча излезе вън. Тъгда же въстав блаженыи и възьм злато, и с сльзами помолися в уме своемь. Таче вратаря възъвав пыташе и, еда къто к воротом приходи в сию нощь. Он же с клятвою извещася, яко и еще свете затвореном сущем воротом и оттоле несмь их отврьзал и никто же приходил к ним. Тъгда же блаженыи, призвав иконома, подаст ему гривьну злата глаголя: "Чьто глаголеши, брате Анастасе, яко не имам чимь купити братии требования, н сице шьд купи, еже на потребу братии. В утреи же пакы дьнь бог да попечеться нами". Тъгда же иконом разумев пад поклонися ему. Блаженыи же учааше и глаголя: "Николи же не отъчаися, н в время крепяся, вьсю печаль свою възвьрзи к богу, яко то попечеться нами, яко же хощет и оътвориши братии праздъник велик дьнесь". Бог же пакы не скудьно подавааше ему, еже на потребу божествьнууму тому стаду.
      Отношение Феодосия к князю Святославу. Сицево преподобьному преблаженому отцю нашему Феодосию, пасущю стадо свое с вьсякыимь благочьстиемь и чистотою, и еще же и житие свое с въздьрьжаниемь и подвигъмь исправляюще.
      Бысть в то время съмятение некако. От вьселукавааго врага в трьх кънязьх братии сущем по плъти, яко же дъвема брань сътворити на единого стареишааго си брата христолюбьца, иже по истине боголюбця Изяслава. Тоже тако т прогънан бысть от града стольнааго, и онема пришьдъшема в град т посылаета же по блаженааго отца нашего Феодосия, бедяща того прити к тема на обед и причетатися неправьдьнемь томь съвете. Тоже иже бе испълънен духа святаго, преподобьныи же Феодосии, разумев еже неправьдьно суще изгънание, еже о христолюбьци, глаголеть посъланому, яко не имам ити на трапезу вельзавелину и причаститися брашьна того, испълнь суща кръви и убииства. И ина же многа укоризньна глаголав. Отпусти того рекыи: "Яко да възвестиши вься си посълавъшим тя".
      Н обаче она аще и слышаста си, н не възмогоста прогневатися на н видяста бо правьдьна суща человека божия, ни пакы же послушаста того, н устрьмистася на прогънание брата своего, иже от вьсея тоя области отъгънаста того. И тако възвратистася въспять, и единому седъшю на столе томь, брата и отця своего, другому же възвративъшюся в область свою. Тъгда же отець нашь Феодосии напълнивъся святаго духа начат того обличати, яко неправьдьно сътворивъша и не по закону седъша на столе томь. И яко отця си и брата стареишаго прогънавъша, тоже тако обличаше того, овъгда епистолия пиша, посылааше тому, овъгда же ведьможм его приходящем к нему обличааше того о неправьдьнемь прогънании брата, веля тем поведати тому. Се же и после же въписа к нему епистолию велику зело, обличая того и глаголя: "Глас кръве брата твоего въпиеть на тя к богу, яко Авелева на Каина, и инех многыих древниих гонитель и убоиник и братоненавидъник приводя, и притъчами тому вься еже о немь указав. И тако въписав посъла. И яко т прочьте епистолию ту, разгневася зело и яко льв рикнув на првьдьнааго и удари тою о землю. И яко же отътоле промъчеся весть еже на поточение осужену быти блаженому. Тоже братия в велице печали быша, имоляаху блаженааго остатися и не обличати его. Тоже тако же и от боляр мънози приходяще поведахуть ему гнев княжь на того сущь и моляхуть и не супротивитися ему. "Се бо, - глаголааху, - на заточение хочеть тя посълати". Си же слышав блаженыи, яко о заточении его реша, въздрадовася духъмь и рече к тем: "Се бо о семь вельми ся радую, братие, яко ничьсо же ми блаже в житии семь, еда благодатьство имению лишение нудить мя, или детии отлучению и сел опечалуеть мя. Ничьсо же от таковыих принесохом в мир сь, н нази радихомъся, тако же подобаеть нам нагом проити от света сего. Темь же готов есмь или на съмьрьть". И оттоле начать того укаряти о братоненавидении, жадааше бо зело, еже поточену быти.
      Н обаче н аще и вельми разгневался бе на блаженааго, н не дьрьзну ни единого же зъла и скьрьбьна сътворити тому, видяаше бо мужа преподобна и првьдьна суща его. Яко же преже многашьды, его ради, завидяаше брату своему, еже такого светильника имать в области своеи. Яко же съповедаше, слышав от того чьрноризьць Павьл игумен сыи от единого монастыря сущиих в области его...
      И в един от дьнии шьдъшю тому благому и богоносьному отцю нашему Феодосию, и яко въниде в храм, иде же бе князь седя, и се виде многыя играюща пред нимь: овы гусльныя гласы испущающем, другыя же оръганьныя: гласы поющем и инем замарьныя пискы гласящем и тако вьсем играющем и веселящемся, яко же обычаи есть пред княземь. Блаженыи же бе въскраи его седя и долу нича, и яко малы въсклонивъся рече к тому: "То будеть ли сице на ономь свете?" Тоже ту абие он с словъмь блаженааго умилися и малы просльзиси, повеле темь престати. И оттоле аще коли приставяше тыя играти, ти слышааше блаженаго пришьдъша, то повелевааше тем престати от таковыя игры.
      Заключение. Обаче уже мы многыими указании о семь сътворивъше повесть, сьде да ставим слово, се бо елико же выше о блаженемь и велицемь отци нашемь Феодосии, оспытывая слышах от древьниих мене отьць бывъшиих в то время. Та же въписах аз, грешныи Нестор, мьнии вьсех в манастыри блаженаго и отца вьсех Феодосия. Прият же бых в нь преподобныимь игуменъмь Стефаномь, и яко же от того острижен быв, и мьнишьскыя одежа съподоблен, пакы же и на дияконьскыи сан от него изведен сыи, ему же и не бех достоин груб сыи и невеиглас, наипаче же множьствъмь грехов напълънен сыи от уности. Обаче же божиею волею и по любъви тому тако сътворивъшю, иже о братие, яко же многашьды ми слышащю доброе и чистое житие прсподобьнаго и богоносьнааго и блаженааго реку отца нашего Феодосия, радовахъся благодаря того, яко тако потрудися и тако жит в последьнимь веце, пакы же имь же не бе ни от кого же въписано. Печаль и скърьбь душю мою обьдьрьжааше, темь же яко же се любъвию съдьрьжим, еже к святому тому и великому отьцю нашему Феодосию, окусихъся и от грубости сьрдця моего, еже о немь слышах и от многа мала въписах на славу и чьсть великому богу и спасу вашему Иисусу Христу. С нимь же отьцю слава купьно и с пресвятыимь духомь ныне и присно и в бесконьчьныя векы веком аминь.



   назад       далее   

Rambler's Top100