Повесть о битве на реке Калке

      В лето 6731... Того же лета явишася языци, ихже никтоже добре ясно не весть, кто суть и отколе изидоша, и что язык их, и которого племени суть, и что вера их; и зовут я татары, а инии глаголют таумены, а друзии печенези, ини глаголють, яко се суть, о нихже Мефодий Патарскый епископ сведетельствуеть: яко си суть ишли ис пустыня Етриевьскы, суще межю встоком и севером; тако бо Мефодий рече: яко к скончанью времен явитися тем, яже загна Гедеон, и попленять всю землю от встока до Ефранта и от Тигр до Понетьскаго моря, кроме Ефиопья. Бог же един весть их, кто суть и отколе изидоша, премудрии мужи ведять я добре, кто книгы разумно умееть; мы же не вемы, кто суть, но сде вписахомь о них памяти ради русскых князий беды, яже бысть от них. И мы слышахом яко многы страны поплениша, ясы, обезы, касогы, и половець безбожных множество избиша, а инех загнаша, и тако измроша убиваеми гневом божьим и пречистыя его матере; много бо зла створиша ти окаяннии половци Руской земли, того ради всемилостивый бог хотя погубити и наказати безбожныя сыны Измаиловы, куманы, яко да отмстять кровь хрестьяньску, еже и бысть над безаконьными. Проидоша бо таурмени всю страну куманьску, и придоша близь Руси, идеже зовется вал половечьскый. И слышавше я рустии князя, Мстислав кыевьскый, и Мстислав торопичскый и черниговьский, и прочии князи, здумаша ити на ня, мняще, яко ти поидуть к ним. И послашася в Володимерь к великому князю Юргю, сыну Всеволожю, прося помочи у него; он же посла к ним благочестиваго князя Василька, сыновца своего, Констянтиновича, с ростовци, и не утяну Василько прити к ним в Русь. А князи русстии идоша и бишася с ними, и побежени быша от них, и мяло их избы от смерти; ихже остави суд жити, то ти убежаша, а прочии избъени быша: Мстислав старый добрый князь ту убьен бысть, и другый Мстислав, и инех князей 7 избьено бысть, а боляр и прочих вой много множство; глаголють бо тако, яко кыян одинех изгыбло на полку том 10 тысячь. И бысть плачь и туга в Руси, и по всей земли слышавшим сию беду. Се же ся зло сключи месяца мая в 30, на память святаго мученика Еремиа. Се же слышав Василко приключьшееся в Руси, взвратися от Чернигова, схранен богом, и силою креста честнаго, и молитвою отца своего Костянтина и стрыя своего Георгия, вниде в своей Ростов, славя бога и святую богородицю.



      В лето 6732... Приидоша тотари на землю Половечкую и на вежи их. Котян, князь половецкий, бе тесть Мьстиславу, князю черниговьскому, и посла Котян к зятю своему с поклоном дары многы, злато и кони, паволокы, а глаголюще тако: "шли дары по русским князем; дпесь нас не будеть, а вас заутра". И свокупишася князя рустии с силою многою, и се слышавше, тотари прислаша 10 мужи с поклоном: "мы вас не заимаим, ни градов ваших рустих, но идем на свои конюсе, на половци". И не послушася их рустии князи, а тую 10 мужь побиша, а идоша Русь противу 17 днии; и се увидевше, тотари прислаша к княземь руским: "мы на вас не посягли ни чем, а вы на нас идете; то судить бог межь нами и вами". И снемшимся полком обоим, и бысть на Калках брань велика; и победиша погании тотари половець и князеи рускых, и рускаа сила паде;. Тогда убиен от тотар над рекою над Калком великии князь киевский Мьстислав Романовичь, княжив леть 10, а иных князей 10; убиша Александра Поповича, а с ним богатырь 70, и людеи множество, не бе числа, а иных князеи руками яша. То первое выхождение тотарьское на Русь: сее же зло здеяше июня 16.



   назад       далее   

Rambler's Top100