Житие князя Александра Невского

      Месяца ноября в 23 преставися великий князь Александр Ярославичь в лете 6771.
      Скажем мужество и житие его. О господе нашем Исусе Христе сыне божия и яз худый и грешный и недостойный начинаю писати житие великаго князя Александра Ярославичя, внука Всеволожа. Понеже слышах от отец своих и самовидец есмь возрасту его и рад бых и исповедаль святое житие и честное и славное, но якож приточник рече, во злохитру душу не внидет премудрость, на высоких бо краех есть, посреди же стезъ стояше, при вратех сильных приседит. Аще и груб есми умом, молитвою святыя госпожи богородицы и поспешеним святаго князя Александра Ярославичя начать положюсь. Той бе князь Александр Ярославичь богом рожен от отца благочестива и нищелюбца, паче ж кротка, великаго князя Ярослава, от матери благочестивыя Феодосеи, якож рече Исаия пророк: "Тако глаголеть господь, князи яз учиню, священни бо суть, аз ввожю, во истину, без божиа бо повелениа не бе княжениа его". Но княжениа князя Александра Ярославичя богом благсловенно. Но возраст его паче инех человек, а глас его, яко труба в народе, а лице его, яко лице Иосифа, иже бе поставил его егупетски царь втораго царя во Египте. Сила ж бе ему часть бе от силы Самсоня, и премудрость бе ему Соломоня, дал бог храброство же ему царя римскаго Еусписиана, сына Нерона царя, иже пленил есть землго Июдейскую. Иногда ополчився гражане Атупату хотя приступити, шедше гражане победиша полк его, и оста един и взя си град их до врат градных и посмеяся дружине своей и укори я укором и рече: "Оставите мя единаго". Тако ж князь Александр Ярославичь побеждаа непобедим. И се некто от западныя страны, иж нарицаютца слуги божиа, и от тех приидоша, хотя видети дивный возраст его, якож древле царица южская приходила к Соломоню царю, хотя слышати премудрость его, яко сей, именем Андрейашь, видев князя Александра Ярославичя, и возвратися ко своим и рече: "Прошед страны и языки, не видех таковаго ни во цари царя, ни во князех князя". И се слышав краль части Римскиа, от полунощныя страны, таковое мужество князя Александра Ярославичя и рече: "Пойду, попленю землю Александрову". И собра силу велику и наполни корабля многи полков своих и поиде в силе велице, пыхая духом ратным. И преиде реку Неву, шатаяся безумием, посла послы разгордевся ко князю Александру Ярославичю в Нов город в Великий и рече: "Аще можеши ми противитися, уже есмь зде, попленю землю твою". Князь же Александр Ярославичь слышав словеса сих и разгоревся сердцем, вниде в церковь святыя Софея и паде на колено пред олтарем и нача молитися со слезами богу и рече: "Боже хвалный и праведный, бог крепки и велики, боже вечный и сотворивый небо и землю, море и реки, и постави пределы языком, и повеле жити, не преступая в чюжая части земли". И возприим псаломьскую песнь и рече: "Суди, господи, и разсуди прю мою, суди, господи, обидящим мя и возбрани борющихся со мною, приими оружие и щит и стани в помощь мне".
      И скончав молитву, востав, поклонися архиепископу. Архиепископ же Спиридон благослови его и отпусти. Александр же Ярославичь идя ис церкви, утирая слозы. И нача крепити дружину свою и рече: "Не в силе бог, но в правде. И помянем песнь-словеца Давида: сии в оружьия, сии на конех, мы ж во имя господа бога нашего призовем, ти спяти быша и падоша". И поиде на ня в мале дружине, не сождався со многою силою своею, уповая на святую троицу. Жалостно слышати, яко отец его Ярослав честный, великий, не бе ведал таковаго востаниа на сына своего милаго великаго князя Александра Ярославичя, ни оному бысть весть послати ко отцу во град Киев, уже беша приближися ратнии, и мнози ноугородцы не совокупилися бяху, понеж ускори князь велики пойти. И прииде на них в день возкресениа на память святых отец 600 и 30 бывшаго собора в Халкидоне и на память святаго Кирика и Улиты и святаго князя Владимера, крестившаго землю Рускую. Имеяше же веру велику ко святым мучеником Борису и Глебу. Бе некто муж, старейшина земли Ижерской, именем Беглусичь; поручена ж бысть ему стража утреничная морская, восприять же святое крещение и живяше посреди рода своего, погана суща, наречено бысть имя ему во святом крещении Филип. И живяше богоугодно, в среду и в пяток пребываше ло алчьбе. И сподоби его бог видети видение страшно, скажем же силу их вкратце. И увиде силу ратных, идуще против князя Александра Ярославичя, да скажет ему силу варяжскую и станы их. Стрегуще ему обоя пути, и пребысть всю нощь во бдении, якож солнце восходи, и услышав шум страшен по морю, и виде насад един гребущь по морю, а посреди насада Борис и Глеб, стояща во одежах червленах, быста руки своя держаща на ремех. И гребцы седяху, аки мглою одени. И рече Борис Глебу: "Брате Глебо, вели грести, да поможем сроднику своему великому князю Александру Ярославичю". Видевше Пелгусиа таково видение и слыша глас таков, от святую мученику, стояше трепетен. И отиде насад от очию его, и поиде скоро князь Александр Ярославичь. Пелгусиа же виде его радостныма очима и поведа великому князю единому видениа. Князь же рече ему: "Сего не поведай никому ж". И подщався на них наехати в 6 час дни, и бысть сеча великая над римляны, и изби множество бесчисленое от них и самому королеви возложи печать на лицы острым своим копием. Зде же в полку в Олександрове явишася 6 мужей храбрых и силных и мужествовав с им крепко. Гаврило един, именем Алексичь. Сей наехавше на шняку видев королевичь мчащше под руце, вьзехав по дозсьце до самого короля, и по нейже досце возхожаху, и востекоша пред ним, и паки обращеся, и свергоша его з доски и с конем в море, божиею благодатию оттуду изыде неврежен, и паки наехав, бися с самим воеводою крепко среди полку.
      Другий же новогородец, именем Збыслав Якуновичь. Сей наехав многажды бьяшася единым топорком, не имеяша страха в сердци своем, и паде неколико от топорка его. Подивишася князь Александр Ярославичь силе его и храбрости его. Третий же Яков, родом полочянин, ловчей бысть у князя. Сей наехав на полк с мечем и мужествовал и похвали его князь. Четвертый же новогородец, именем Миша. Сей пешь з дружиною своею погуби три корабли римлян. Пятый от молодых его, именем Сава. Сей наехав шатер королев великий златоверхий и подсече столп шатерный. Полцы ж великаго князя Александра Ярославичя видеша падениа шатра, возрадовашася о падение шатра того. Шестый же от слуг его, именем Ратмир. Сей бысть пешь, и оступиша его мнози, и от многих ран паде и скончася. Сии же вся слышав от господина своего князя Александра Ярославичя и от иных же - в то время обретошася в той же сечи. Бысть же в то время чюдо дивно, якоже во древняя дни при Езикеи цари, егда прииде Сенахирим, асирийский царь, на Иерусалим, хотя пленити святый град Ерусолим, и внезапу изыйде ангил господень и изби от полку асирийска 100 тысящь, 80 тысящь 600. И восташа заутро, и обретошася трупие мертва. Такожде и при победе и князя Александра Ярославичя, егда победи корабля, обон пол реки Ижеры, идеже не бе проходно полком, Александровым, зде же обретошася вся трупие мертва от арханьила божия, и останок побеже, а трупие мертвых своих наметаша корабля и потопиша в мори. Князь же Александр Ярославичь возвратися с победы, хваля бога и славя своего творца, отца и сына и святаго духа, и ныне и присно и во веки веком. Аминь.
      Во второе ж лето по возвращение ис победы князя Александра Ярославичя, прийдоша от западныя страны и возгради град во отечествии Александрове. Великий ж князь Александр Ярославичь изыде на ня вскоре, изверже град изо основаниа, а самих избиша, иных с собою приведе, а иных помилова и отпусти, бе бо милостив паче меры. По победе же Александрове, егда победи короля, в третии жь год, в зимнее время, пойде на землю Немецкую в силе велице, да не хвалятся, рекуще: "Укорим словенский язык". Уже бо взят град Псков, и тиуни у них посажени. Тех же князь великий Александр Ярославичь изима и град Псков свободи от плена, и землю их повоева и позже и полона взя без числа, иных посечо, а инии во град совокупишаяся и реша: "Победим князя Александра Ярославичя и имем его рукама". Егда приближишася ратнии, и почюша стражи великаго князя Александра Ярославичя. Князь же Александр ополчився пойде противу ратным, и наступиша море Чюдское. Бысть же обоих множество. Отец же его Ярослав послал бе ему на помощь брата меншаго князя Андрея во множе дружине. Тако и у князя Александра множество храбрых муж, якожь древле у царя Давида, крепцыи, сильнии, тако жь и мужи Александровы исполнишася духа ратна: бяху сердца их, аки лвом, и рекоша: "О княже нашь честный, драгий, ныне приспе время нам положити главы своя за тя". Князь же Александр Ярославичь воздев руце на небо и рече: "Суди, господи, и разсуди прю мою, от языка велеречива избави мя, помози ми, господи, якоже Моисею на Амалика древле и прадеду моему Ярославу на акаянного Святополка". Бе же тогда день суботный, восходящему солнце, сступишася обои, и бысть сеча зла и труск от копей и ломление и звук от мечнаго сеченииа, якожь морю мерзшу двигнутися; не бе видети леду, покрылося бяше кровию. Се же слышав от самовидца, рече: видехом полк божий на воздусе, пришедши на помощь Александру Ярославичю. И победи я помощью божиею, и въдаша ратнии плещи своа. Они же сечахуть и гонящи, яко по яйеру, не бе им камо убежати. Зде же бог прослави великаго князя Александра Ярославичя пред всеми полки, яко Исуса Навгина во Ерихоне. А иж рек: "Имам рукама великаго князя Александра Ярославичя", сего даст ему бог в руце его. И не обретеся никто ж, противяся ему во брани. И возвратився князь Александр Ярославичь с победы с славою великою. Бысть много множество полону в полку его, ведяху подле коний, иж именуетца рыдели.
      Егда прииде князь Александр Ярославичь ко граду Пскову, и сретоша его со кресты игумены и попове в ризах, народ мног пред градом, подавающе хвалу богови, поюще песнь и славу государю, великому князю Александру Ярославичю: "Пособивый, господи, кроткому Давиду победити иноплеменники и верному князю нашему Александру оружием крестным свободити град Псков от иноязычных рукою Александровою". О невегласи плесковичи, аще забудете князя Александра и мужи новгородцов и до правнучат Александровых, уподобитеся жыдовом, их же господь препите в пустыни манною и крастельми печеными, сих всех забыша бога своего, изведшаго их от работы из Египта. И начаша слышати имя великаго князя Александра Ярославичя по всем странам и до моря Египетского и до гор Аравитских, обону страну Варяжьскаго и до Рима.
      В то время умножися язык литовьски, и начаша пакостити во области Александровы. Ездя нача избивати. Единою ж случися ему выехати и поби 7 полков ратных и множество князей и воевод изби, овии рукама изима; слугы же его, ругающеся, вязаху я к хвостом коний своих. И начаша боятися имени его. Въста в то время некто царь силен на восточной стране, и покори ему бог многи языки и от востока и до запада. Той же слышав князя Александра Ярославичя храбра и славна, и посла к нему послы рекуще: "Александро, веси ли, бог покори мне многия языки, ты ли един не хощеши покоритися силе моей, но аще хощеши сблюсти землю свою, то скоро прииди ко мне и узриши честь царьства моего". Князь же Александр Ярославичь, по умертвии отца своего, прииде в Володимер в силе велице, и бысть грозен приезд его. Проиде весть до усть Волги, и начаша жены моявидскиа полошати дети своя, рекуще: "едет князь Александр Ярославичь". Здумав же великий князь Александр Ярославичь, и благослови его Кирил епискуп, поиде к цареви. И видевь его царь Батый и подивися и рече велможам своим: "Во истину ми новедаша, несть, подобна ему князя во отечествии его". И отпусти его с великою честью.
      Потом же царь Батый разгневася на брата его на меншаго, на князя Ондрея, и посла на него воеводу своего Невруя, и повоева землю Суждальскую. По пленении ж Невруеви князь велики Александр Ярославичь церькви воздвигнув и град исполнив и люди разпуженныя собра в домы своя. О таковых Исаия пророк рече: "Князь благ во странах тех, уветлив, кроток, смирен, по образу божию есть, не избирает богатества, не зря крове праведничи, сироте и вдовице в правду судя, милостийлюбец, благ домочадцом своим и вношним странам, сиротам кормитель, богомолен, ангелом любителю, человеком щедре ущедряет, показует на мире милость свою. Распространи бог землю его богатеством и славою и удолжи бог лета его".
      Иногда же приидоша послы от папы из великаго Рима, глаголюще князю Александру Ярославичю: "Папа рече, слышахом тя князя честна и дивна, и земля твоя славна и велика. Сего ради послах к тебе от 12 кардилуану две хитрейшаа - Гаадада и Гемондада, послушаеши учения ею о законе божии". Великий ж князь Александр Ярославичь здума с хитрецы своими и восписа к нему, рек: "От Адама до потопа и до разделениа язык и до начала Аврама, от Авраама и до произытиа иизраиля сквозе Чермное море, от исхода сынов иизраилев до умертвия Давида царя, от начала царства Соломаня до Августа и до рожества Христова, до страсти и воскресениа, от воскресениа и на небеса вшествия и до царьства Констянтина новаго, до перваго собора и до седьмаго, си вся добре сведаем. а от вас учения не приимаем". Они же возвратишася восвояси.
      Великому ж князю Александру Ярославичю умножися дни житиа его. Бе иереилюбец и мнихолюбец, митрополита жь епископы чтяше аки самого творца. Бе бо тогда нужда велика от поганых веляху людем с собою воинствовати. Великий же князь Александр Ярославичь пойде к цареви, дабы отмолил люди оть беды, а брата своего меншаго Ярослава и сына своего Дмитрея посла с новогородцы на западныя страны и вся полки свои с ними отпусти. Пойде ж Ярослав с сыновцем своим в силе велице и плениша град Юрьев Немецкий и возвратишася восвояси со многим полоном и с великою честыо. Великий ж князь Александр Ярославичь взыйде от иноплеменник до Нова города до Нижняго и ту пребы дни мало здрав, дошед Городца и разболеся. О горе тебе, бедный человече, како можеши написати кончину господина своего, како не испадета ти зеницу со слезами вкупе! Како ли не разседеся сердце от горкиа тугы! Отца бо человек может забыти, а добраго государя не может забыти, аще бы жив с ним во гробе влезл.
      Великий же князь Александр Ярославичь ревновав по господе бозе своем крепко, оставя земное царьство и желая небеснаго царьствиа, возприят ангилский образ мнишескаго житиа; еще сподоби его бог больший чин восприяти - скиму. Тако господеви дух предаст с миром, скончася месяца ноября в 14 день на память святаго апостола Филиппа. Митрополит Кирил глаголет к людем: "Чада моя, разумейте, яко уже зайде солнце земли Суждальскыа". Игумени ж и попове и дьяконе, черноризцы, богатии и нищи и вси людие мнози вопияху, глаголюще: "Уже погибаем". Святое же тело его понесоша к Володимерю. Митрополит же с чином вкуне церьковным, князи и бояре и весь народ, мали и велицы, сретоша его в Боголюбове со свещами и с кадилы. Народ же от множества угнетахуся, хотяще приступити честнем одре тела его. Бысть же плачь велик зело и кричание много, яко николи же тако, но токмо яко земли потрястися. Бысть же тогда чюдо дивно, памяти достойно. По скончании святыя службы над честным телом его приступи Кирил митрополит, хотя разнути руку его, вложити грамоту духовную. Он же сам, яко жив, распростре руку и прият грамоту от руки митрополита. И бысть страх и ужасть велика зело на всех. И положено бысть честное тело его в Рожестве святей богородицы, месяца ноября в 23 день, на памят святаго Анфилофея епископа, со псалмы и песньми, славяще отца и сына и святаго духа, святую троицу, ныне и присно и в веки веком. Аминь.



   назад       далее   

Rambler's Top100