Плач о пленении и о конечном разорении московского государства

Плачь о пленении и оконечном разорении превысокаго и пресветлейшаго Московскаго государства, в ползу и наказание послушающим

      Откуда начнем плакати, увы, толикаго падения преславные ясносияющия превеликия России? Которым началом воздвигнем пучину слез рыдания нашего и стонания? О, коликих бед и горестей сподобилося видети око наше! Молим послушающих со вниманием: О христоимнитии людие, сынове света, чада церковнии, порожденнии банею бытия! разверзите чювственныя и умныя слухи ваша и вкупе распространим арган словесный, вострубим в трубу плачевную, возопием к живущему в неприступнем свете, к царю царьствующих и господь господьствующих, к херовимскому владыце, с жалостию сердец наших, в перси биюще и глаголюще: Ох, увы, горе! Како падеся толикий пирг благочестия, како разорися богонасажденный виноград, его же ветвие многолиственною славою до облак вознесошася, и грозд зрелый всем в сладость неисчерпаемое вино подавая? Кто от правоверных не восплачет или кто рыдания не исполнится, видев пагубу и конечное падение толикаго многонароднаго государьства, християнскою верою святаго греческаго от бога даннаго закон исполненаго и, яко солнце на тверди небесней, сияющаго и светом илектру подобящася? И многими леты основан, вскоре прият разорение и всеядным огнем погоре! Весь благоприятный о Христе народ весть высоту и славу великия России, како возвысися и колик страх бысть бесерменом, и германом, и прочим языком. Преславна вещь зрящим бысть утворенна кафолическая соборная церкопь и в ней живописанная святыя иконы, к сему же и столпи благочестия, и по успении реки чюдес православным изливающе. Колики быша царския многоценныя полаты, внутрь златом украшени и шары доброцветущими устроены! Колико сокровищь чюдных, царских диадим и пресветлых царских багряниц и порфир, и камения предрагаго, и всякаго бисера многоценнаго бысть преисполнено! Какови быша доми благородных двоекровныя и троекровныя, богатством и честию кипящая! Сим пресветлым и предивным государьством преславни быша велицыи царие, величашася благороднии князи; и во всем, дерзновенно рещи, толикаго учреждения бысть преисполнено, и светом и славою превзыде, яко невеста на прекрасный брак жениху уготована...
      Начну же сице беседовати вкратце богоизбранному стаду, словесным овцам беззлобиваго пастыря спаса Христа. Сего ради падеся превысокая Россия и разорися толикий твердый столп. Сущии в нем живущии царие, вместо лествицы к богу возводящеи спасительных словес, еже раждаются от книгородных догматов, прияша богоненавистныя бесовския козни, волшбу и чарование; и вместо духовных людей и сынов света возлюбиша чад сатаниных, иже отводят от бога и от неблазненаго света во тму; и не даша места умному видети своему слуху словеси правдива, но клевету на благородных ненависти ради ясно послушающе, и крови многочисленнаго народа того ради, яко река, излияша; и вместо непобедимаго жезла богоподражательныя кротости и правды гордость и злобу возлюбиша, ея же ради иже преже бысть пресветел, яко денница, с превысочайшаго небеси спаде и ангельския светлости и славы отпаде. К сему же от великих благородных, от премудрых и до простых, и вкратце реку, - от главы и до ногу вси неисцелными струпы обязашася, и Содома и Гомора и прочих безчисленных бесовских язв исполнишася. И того ради прежде гладом, встягновения ради, от бога наказани быша, и ни мала взыдоша от пути погибели на путь спасения. Потом толикое наказание и гнев воздвижеся, еже немалому удивлению паче же и слезам достойно. И ни едина книга богословец, ниже жития святых, и ни философския, ни царьственныя книги, ни гранографы, ни историки, ни прочия повестныя книги не произнесоша нам таковаго наказания ни на едину монархию, ниже на царьства и княжения, еже случися над превысочайшею Россиею...



   назад       далее   

Rambler's Top100