Притча о старом муже и молодой девице

Притча о старом муже

      Бысть старый муж, велми стар, и сватался ко прекрасной девице; брадою сед, а телом млад, костью храбр... умом свершен.
      И рече старый муж ко девице: "Пойди за меня, девица: носить тебе у меня есть что, слуг и рабынь много, и коней и портищ дорогоценных много, есть тебе у меня в чем ходити, пити, и ясти, и веселитися".
      И рече девица ко старому своему мужу: "О безумный и несмысленный старый старик, матерой материк! Коли меня, прекрасную девицу поймеш за себя, храбрость твоя укротитца, и образ твой померкнет, и седины твои пожелтеют, тело твое почернеет, и кости твои иссохнут, и уды твои ослабеют, и плоть твоя обленитца, и не угоден будеши младости моей и всему моему животу не утеха будеши; ум твой от тебя отъидет, и учнеш ходити, аки лихая понурая свинья, на добро и на любовь не помыслиш, и уды твои ослабеют, и плотскому моему естеству не утеха будеши; тогда аз, девица, от распаления, впаду в преступление со младым отроком, с молотцом хорошим, а не с тобою, старым мужем, с вонючею душею, с понурою свиньею".
      И рече старый муж ко девице: "На что, девица, словеса сия сложила, аки древа листием украсила, аки цвет по земли расцветила? А в дому моем над рабы государенюю будеши; и станеш, моя миленкая, на многоценных коврах сидеть, пити, и ясти, и веселитись со мною неизреченна многоразличные ествы; не дам тебе, миленкая, у печи от огня рукам твоим упечися и ногам твоим о камень разбитись. Сядеш, моя миленкая, в каменной полате; и начну тебя, миленкая, согревати в теплой бане по вся дни, украшу тебя, миленкая, аки цвет в чистом поле и аки паву, птицу прекрасную, аки Волгу реку при дубраве, и упокою тя во всем наряде; и сотворю тебе пир великий; и на пиру велю всякую потеху играти гуселником и трубником и пляску; и начнут тебя тешить; и начнеш, моя миленкая, всем моим имением владети; не дам тебе, миленкая, оскорбети по вся дни и животу твоему". И рече девица ко старому своему мужу: "О безумный и несмысленный старый старик, матерой материк! Хощеш со мною любовь сотворити, а так не спешишь о будущем веце и о смерти, как душа своя спасти; хощеш угодити жене, а не богу. Пора тебе раздать имение свое нищим; а сам постригися в почестный монастырь, раб и рабынь отпусти на волю, и оне за тебя богу молят".
      И рече старый муж ко девице: "Как ты, девица, пойдешь за меня, и аз твоего отца и матерь одарю многоценными дары и честь воздам великую".
      И рече девица ко старому мужю: "О безумный и несмысленный старой старик, матерой материк! Аще ли одолееши отца моево и матерь мою многоценными дарами, и отец мой и мати моя выдадут меня за тебя по неволи, и яз стану ходить не по твоему докладу, и слова твоего непослушаю, и повеления твоего не сотворю; аще велиши зделать кисло, аз сделаю пресно, а мякова тебе у меня хлеба не видать, всегда тебе сухая корма глодать, с закалом, зубам твоим пагуба, скорыньям твоим погубит пагуба ж и кончина, а телу сухота, а самому тебе, старому смерду, исчезновение, а младому отроку моему, молотцу хорошему, советнику, мягкия крупичетые колачики и здобныя пироги, и различныя овощи, да сахар на блюде, да вино в кубце, в золотом венце, да сверх тово ему мяхкая хорошая лебединая перина, да чижевое изголовье, да соболиное одеяло, а тебе у меня, старому смерду, спать на полу или на кутнике, на голых досках с собаками, а в голов тебе изпод жернов дресваной камень; да пожалую тебя, велю тебе дать соломеную рогожу, да пей болотную воду, да ешь сухой хлеб, да квашенные поскрепки, а вместо тебе ество, старому смерду, мостолыга старые коровы, и та недоварена, а младу отроку, молотцу хорошему, моему советнику, калачи крупичетые, да сахар на блюде, да вино в купце, в золотом венце, а я пред миленким стою с трепетом и з боязнию, чтобы меня миленкой любил и жаловал... а няньки и мамки учнут милова на руках носити, а тебе, старому смерду, поберещеной роже, неколотой потылице, жаравной шее, лещевым скорыньям, сомове губе, щучьим зубам, понырой свинье, раковым глазам... опухлым пятам, синему брюху, рогозинным руковицам, поскойная борода, желтая седина, кислая простокваша, неподтворенная сметана, моржовая кожа в воде варена, чертова болота, свиной пастух, сидел бы ты на печи, чтобы у тебя, смерда, в шее скрыпело, а в роте храпело, а в носе сапело..., жил бы ты, что... желна в дупле, что черв за корою, что сверчек за опечью, костям бы твоим ломота, зубам щепота".
      И рече старой муж ко девице: "Коли ты, девица, за мною будеши, и ты не такова будешы".
      И стал старой муж свататца ко девице, и все имение свое на сватовстве отдал, а прекрасной девицы за себя не сасватал; и как девица старому мужу говорила, так над ним и сотворила.
      И вы, старые мужи, сами себе разсудите, младых жен не понимайте: младая жена лишная сухота; от людей стар бегает, в пиру не сидит, к людем не пристанет, а от ворот не отстанет, в ызбу не лезет, а хотя и влезет, и он не сядет, в верх глядит, голову закинул, язык закусил, кропчетца, что лихая собака изпод лавки, а укусить не смеет, чтоб самое не зашибли, не говорит, дметца, сам себе досадил старой муж, три годы бегал да удавился.
      А красная девица вышла замуж за молотца хорошева, с молодым прощаючись, а старова проклинаючи. И как девица старому говорила, так над ним и сотворила.
      Младому девица честь и слава, а старому мужу корова[й] сала. А хто слушал, тому сто рублев, а хто не слушал, тому ожег.., четцу калачик мягкой. Сей скаске конец.



   назад       далее   

Rambler's Top100