Повесть о Шемякином суде

Суд Шемякин

      В некоих местех живяше два брата земледельца: един богат, други убог; богаты же, ссужая много лет убогова, и не може исполнити скудости его. По неколику времени прииде убоги к богатому просити лошеди, на чем ему себе дров привести; брат же не хотяше дати ему лошеди и глагола ему: "Много ти, брате, ссужал, а наполнити не мог". И егда даде ему лошадь, он же, взем, нача у него хомута просити, и оскорбися на него брат, нача поносити убожество его, глаголя: "И того у тебя нет, что своего хомута", и не даде ему хомута. Поиде убогой от богатого, взя свои дровни, привяза за хвост лошади, поеде в лес и привезе ко двору своему, и забы выставить подворотню, и удари в лошадь кнутом; лошедь же изо всей мочи бросися через подворотню с возом и оторва у себя хвост. И убоги приведе к брату своему лошадь без хвоста, и виде брат его, что у лошади его хвоста нет, нача брата своего поносити, что лошадь у него отпрося испортил, и, не взяв лошади, поиде на него бить челом во град к Шемяке судии. Брат же убоги, видя, что брат ево пошел на него бити челом, поиде и он за братом своим, ведая то, что будет на него из города посылка, а не итти, ино будет езда приставом платить. И приидоша оба до некого села; не доходя до города. Богатый приде начевати к попу того села, понеже ему знаем; убогий же прииде к тому же попу и, пришед, ляже у него на полати. А богатый нача погибель сказывать своей лошади, чего ради в город идет. И потом нача поп с богатым ужинати, убогова же не позовут к себе ясти. Убогий же нача с полатей смотрети, что поп с братом его ест, и урвася с полатей на зыпку и удави попова сына до смерти. Поп также поеде з братом в город бити челом на убогова о смерти сына своего, и приидоша ко граду, идеже живя ше судия, убогий же за ними же иде. Поидоша через мост в город; града ж того некто житель везе рвом в баню отца своего мыти. Бедный же, веды себе, что погибель ему будет от брата и от попа, и умысли себе смерти предати, бросися прямо с мосту в ров, хотя ушибьтися до смерти. Бросяся, упаде на старого, удави отца у сына до смерти; его же поимаше, приведоша пред судию. Он же мысляше, как бы ему напастей избыти и судии что б дати, и ничего у себе не обрете, измысли: взя камень и заверне в плат и положи в шапку, ста пред судиею. Принес же брат его челобитную на него исковую в лошеди и нача на него бити челом судии Шемяке.
      Выслушав же Шемяка челобитную, глаголя убогому: "отвещай". Убогий же, не веды что глаголати, вынял из шапки тот заверчены камень, показа судии и поклонися. Судия же начаялся, что ему от дела убоги посулил, глаголя брату ево: "Коли он лошади твоей оторвал хвост, и ты у него лошади своей ни замай, до тех мест у лошеди выростет хвост, а как выростет хвост, в то время у него и лошадь свою возми".
      И потом нача другий суд быти: поп ста искати смерти сына своего, что у него сына удави; он же также выняв из шапки той же заверчен плат и показа судие. Судиа же виде и помысли, что от другова суда други узел сулит злата, глаголя попу судия: "Коли де у тебя ушип сына, и ты де отдай ему свою жену попадию до тех мест, покамест у пападьи твоей он добудет ребенка тебе. В то время возми у него пападью и с ребенком".
      И потом нача трети суд быти: что, бросясь с мосту, ушиб у сына отца. Убогий же, выняв заверченны из шапки той же камень в плате, показа третие судие. Судия ж, начаяся, яко от третьего суда трети ему узол сулит, глаголя ему, у кого убит отец: "Взыди ты на мост, а убивы отца твоего станеть под мостом, и ты с мосту вержися сам на него - такожде убий его, яко же он отца твоего".
      После же суда изыдоша исцы со ответчиком ис приказу. Нача богаты у убогова просити своей лошади, он же ему глаголя: "По судейскому указу как де у ней хвост выростеть, в ту де тебе пору и лошадь твою отдам". Брат же богаты даде ему за свою лошадь пять рублев, чтобы ему и без хвоста отдал. Он же взя у брата своего пять рублев и лошадь его отда. Той же убоги нача у попа просити попадьи по судейскому указу, чтоб ему у нее ребенка добыть и, добыв, попадью назад отдать ему с робенком. Поп же нача ему бити челом, чтоб у него попадьи не взял, он же взя у него десять рублев. Той же убоги нача и третиему говорить исцу: "По судейскому указу я стану под мостом, ты же взыди на мост и на меня також бросися, якож и аз на отца твоего". Он же размышляя себе: броситися мне и его де не ушибить, а себя разшибьти. Нача и той с ним миритися, даде ему мзду, что броситися на себя не веле.
      И со всех троих себе взя. Судиа же высла человека ко ответчику и веле у него показанние три узлы взять; человек же судиин нача у него показанныя три узлы просить: "Дай-де то, что ты из шапки судие казал в узлах, велел у тебя то взяти". Он же выняв из шапки завязаны камень и показа. И человек ему нача говорить: "Что-де ты кажешь камень?" Ответчик же рече: "То судии и казал; я де того ради сей камень судье казал, кабы он не по мне судил, и я тем камнем хотел ево ушибти". И пришед человек и сказа судье. Судья же, слыша от человека своего, и рече: "Благодарю и хвалю бога моего, что я по нем судил, ак бы я не по нем судил, и он бы меня ушиб". Потом убоги отыде в дом свой, радуяся и хваля бога. Аминь.



   назад       далее   

Rambler's Top100