Конституция 1977 года

      Новый Основной Закон, получивший название Конституция «развитого социализма», принят в Советском Союзе 7 октября. По иронии истории, завершение разработки и введение его в действие пришлись на время, когда «развитой социализм» утратил способности к дальнейшему поступательному развитию. Работа над проектом закона заняла долгие годы: первый, который должен был заменить Конституцию 1936 г., готовился и обсуждался вскоре после окончания Великой Отечественной войны. Однако до принятия новой Конституции дело тогда не дошло. Новые комиссии по ее разработке создавались на XIX и XX съездах партии. На XXII съезде КПСС и 1961 г. принята ее Программа и тогда же руководство партии и страны в очередной раз решило разработать новую Конституцию, которая, как подчеркивал Н.С. Хрущев, «должна быть приведена в соответствие с Программой партии и законодательно закрепить новые формы общественного и государственного устройства нашей страны, соответствующие периоду развернутого строительства коммунистического общества».
      В апреле 1962-го Верховный Совет СССР утвердил состав Конституционной комиссии во главе с Хрущевым. В своей работе она исходила из того, что новая Конституция должна обозначить основные черты «периода развернутого коммунистического строительства», показал преимущества нового общественного строя. Одним из ключевых положений нового Основного Закона должен был стать вывод о «перерастании государства диктатуры пролетариата в общенародное государство» и преобразование в этой связи Советов депутатов трудящихся в Советы народных депутатов.
      Главным направлением развития политической системы было наши но «развертывание общенародной демократии, выражающееся в невиданном росте активности и самодеятельности масс в управлении юсударством и народным хозяйством, в передаче некоторых функции государственных органов общественным организациям, в усилении общественных начал в деятельности государственных органов». И повременно предлагалось конституционно закрепить положение о руководящей и направляющей роли КПСС в советском обществе. Выдвигались даже предложения записать в Основном Законе, что высшая власть в стране принадлежит коммунистической партии, а фактическое руководство политической и хозяйственной деятельностью в республиках — Центральным Комитетам компартий и первым их секретарем. Высказывались пожелания отразить специальным положением Конституции, что в СССР «идет консолидация различных национальностей в единую коммунистическую нацию», и на этом основании снять графу о национальности из паспортов.
      С отставкой Хрущева и ревизией курса на непосредственное строительство коммунизма направление дальнейшей работы над проектом Конституции, естественно, изменилось. Угроза существованию традиционных наций со стороны грядущей «коммунистической нации» (и беспокойство в национальных республиках на этот счет) была снята записью в резолюции XXIII съезда КПСС, из которой следовало, что советский народ как новая общность многонационален.
      Работа над проектом Конституции завершалась в соответствии с указаниями XXV съезда партии (февраль 1976), когда либеральные и технократические тенденции в руководстве страной были прерваны, окончательно возобладала доктрина партийности, формировался жесткий внешнеполитический курс, опиравшийся на развитие военно-промышленного комплекса, ярко выражены персонализация власти и укрепление позиций партийно-государственной бюрократии. Одновременно пропагандировались тезисы об упрочении ведущей роли рабочего класса, о возрастании социальной однородности общества, расширении прав и свобод граждан (следствие подписания Хельсинкского заключительного акта 1975), растущем демократизме, об участии почти каждого взрослого человека в управлении делами своего государства. Все эти противоречия находили отражение и в новом проекте Конституции, авторы которого были вынуждены подчас соединять несоединимое.
      Окончательный проект Конституции подготовлен в мае 1977 г. Тогда же он был одобрен пленумом ЦК и вынесен на обсуждение общественности. На октябрь была назначена сессия Верховного Совета для окончательного рассмотрения исправленного и дополненного проекта. 7 октября на внеочередной, седьмой сессии Верховного Совета СССР 9-го созыва Конституция была принята. В ней подчеркивалась преемственность идей и принципов с предшествующими ей Конституциями 1918, 1924 и 1936 гг.
      Конституция состояла из преамбулы и девяти разделов: 1. Основы общественного строя и политики; 2. Государство и личность; 3. Национально-государственное устройство; 4. Советы народных депутатов и порядок их избрания; 5. Высшие органы власти и управления; 6. Основы построения органов государственной власти и управления союзных республик; 7. Правосудие, арбитраж и прокурорский надзор; 8. Герб, флаг, гимн и столица; 9. Действие Конституции и порядок ее применения.
      Главной новацией была преамбула, в которой констатировалось построение «развитого социализма» и создание «общенародного государства». Таким образом, «отмирание государства» отодвигалось на неопределенный срок, а приоритетной становилась задача всесторон¬него укрепления законности и правопорядка. В качестве высшей цели государства называлось построение «бесклассового коммунистического общества». Основой экономической системы Союза ССР признавалась социалистическая собственность на средства производства, основой политической системы — Советы, социальной основой — союз рабочих, крестьян и интеллигенции. В тексте Конституции появились новые разделы: о политической системе общества, социальном развитии и культуре, статусе народного депутата. Новая глава (не имевшая аналогов в предыдущих советских Конституциях) трактовала вопросы внешней политики. Подчеркивалось, что она направлена на обеспечение благоприятных международных условий «для построения коммунизма в СССР»; на «укрепление позиций мирового социализма; поддержку борьбы народов за национальное освобождение и социальный прогресс». Закреплялся принцип социалистического интернационализма в отношениях СССР с социалистическими странами и государствами, освободившимися от колониальной зависимости. На практике эти положения порой вступали в противоречие с обязательствами соблюдения принципа суверенного равенства и прав народов распоряжаться своей судьбой, оправдывали внешнеполитическую экспансию социалистического государства.
      Впервые в Основном Законе отражен действительный механизм власти в СССР. Коммунистическая партия называлась «руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций» (знаменитая шестая статья). Это узаконение реальной роли партии привело к монопольному контролю партийных организаций за деятельностью предприятий и учреждений. Оно резко повышало значение партийного аппарата по всей властной вертикали, превращало членство в партии и практически обязательное условие для любой служебной карьеры.
      На развитие «подлинной демократии» были ориентированы гарантируемые Конституцией новые формы «непосредственной демократии»: всенародное обсуждение и референдум; новые гражданские права — на обжалование действий должностных лиц; судебную защиту от посягательства на честь и достоинство; критику действий госудаственных и общественных организаций. Впервые в Конституции укреплялись права на охрану здоровья, жилище; пользование достижениями культуры; на свободу творчества. Однако реализация этих прав, так же как и свобод слова, печати, собраний, упиралась во множество действовавших законов и нормативных актов, как и прежде, оставаясь зачастую неосуществимой.
      Согласно Конституции, все Советы народных депутатов: Верховный Совет СССР, Верховные Советы союзных и автономных республик, краевые, областные и другие Советы — составляли единую систему органов государственной власти. Высшим органом государственной власти являлся двухпалатный Верховный Совет СССР, состоящий из Совета Союза и Совета Национальностей. Он правомочен был решать важнейшие государственные вопросы: принятие, изменение общесоюзной Конституции, включение в состав Союза новых республик, утверждение государственных бюджетов, планов социального и экономического развития. В перерывах между сессиями Верховного Совета СССР его функции выполнял Президиум. Повседневная управленческая деятельность осуществлялась при помощи системы государственного управления, которую возглавлял Совет Министров СССР. Конституция также закрепила усилившуюся экономическую и политическую роль союзного центра за счет соответствующих прав республик. К концу 70-х годов СССР насчитывал почти 90 центральных министерств и ведомств (в 1924 их было 10, в 1936 — 20).
      Новый Основной Закон сохранял положения Конституции 1936 г, о национально-государственном устройстве. Многочисленные предложения, направленные на устранение иерархии национальной государственности (и народов) внутри Союза ССР путем возвращения к традиционному, дореволюционному территориальному принципу административного деления страны, выравнивания статуса республик, перевода отдельных республик из автономных в союзные, в расчет не были приняты. В то же время само определение Союза ССР как «единого союзного многонационального государства» (ст. 69) свидетельствовало о стремлении усилить федеральные нейтралистские начала. В противоречии с этим находилось закрепленное Конституцией за каждой союзной республикой «право свободного выхода из СССР» (ст. 71), подчеркивание ее суверенности (ст. 75, 80).
      Конституция различала среди советских народов «нации и народности», но не давала никаких критериев для такого различения. Это было причиной глухого недовольства среди народов, относимых ко «второму сорту». Конституционные положения, относящиеся к сфере и регулированию национальных отношений, оставались во многом противоречивыми и мало способствовали реальному упрочению государственного единства «новой исторической общности» и сплочению народов страны «в целях совместного строительства коммунизма» (ст. 69).
      Таким образом, Конституция СССР 1977 г. окончательно оформила консервативный курс брежневской внутренней и внешней политики, узаконила жесткий идеологический контроль партии над обществом, законсервировала взрывоопасные противоречия в национальном вопросе.
      Изменения в государственно-политическом руководстве в последние годы правления Брежнева. Следствием отказа от экономических методов управления стала централизация и бюрократизация, быстрое разбухание управленческого аппарата. К 1985 г. общая численность управленцев в стране приблизилась к 18 млн человек: на каждых 6—7 работающих приходился один руководитель. Наиболее значительный бюрократический слой (11,5 млн) составлял низовой аппарат предприятий и организаций. На содержание бюрократических структур ежегодно расходовалось до 10% госбюджета; расширялась система льгот и привилегий для сотрудников аппарата всех уровней. Подчеркивание неуклонного возрастания роли КПСС сопровождалось постоянным численным ростом партии, которая к середине 80-х годов достигла 19 млн человек. Соответственно расширялся и партийный аппарат.



   назад          

Rambler's Top100