Ледовое побоище. 1242 г.

Ледовое побоище. 1242 г.

      Противоборствующие армии встретились утром 5 апреля 1242 г. Детали сражения известны плохо, и о многом можно только догадываться. Немецкая колонна, преследовавшая отходившие русские отряды, по-видимому, всё же получала какие-то сведения от высланных вперёд дозорных, и на лёд Чудского озера вышла уже в боевом порядке, либо, заметив выдвинутых вперёд лучников, рыцари строились непосредственно в виду неприятеля. Между берегами озера в этом месте тогда, по свидетельствам летописцев, было примерно 7 вёрст. Объединённое немецко-чудское войско должно было потратить часа полтора, чтобы подойти до боевого расположения русских, продвигаясь мерным шагом. Примерно с расстояния 2 км они могли увидеть русскую сторожу или лучников, что послужило сигналом изготовиться к бою и уплотнить боевое построение, пока клин не подошёл на дистанцию выстрела из лука. На этом месте командир, как уже говорилось, скорее всего, вице-магистр ордена Андреас фон Вельвен, отдаёт приказ, и голова клина, а за ней и вся колонна переводят коней на быстрый шаг. Тяжёлые конные рыцари, медленно наклоняя длинные копья с развевающимися флажками. За головой клина втягиваются всё более уплотняя свои ряды кнехты, чтоб уменьшить потери от открывших обстрел лучников. За ними втягиваются нестройная колонна чудинов, которую с тыла поджимает шеренга рыцарей и сержантов Дерптского епископа. По-видимому, ещё до соприкосновения с русскими полками между головой колонны и чудью образовался небольшой разрыв.
      "Рифмованная хроника" так описывает этот момент: "русские имели много стрелков, которые мужественно приняли первый натиск, перед дружиною князя". Лучники, скорее всего, не нанесли сколько-нибудь заметных потерь немецким рядам. Обстреляв немцев, лучники не имели другого выхода, кроме как отойти на фланги большого полка. Однако, как свидетельствует "Рифмованная хроника", "знамёна братьев проникли в ряды стрелков, было слышно как звенят мечи, и было видно, как рубились шлемы, с обеих сторон падали мёртвые в траву". Заметим, что скорее всего это было записано со слов очевидца находившегося в задних рядах немецкого построения, и, вполне возможно, что автор принял какое-то другое русское подразделение за передовых лучников. В русских летописях этот момент отражён так: "Немцы же и чудь пробишася свиньёю сквозе полкы".
      На расстоянии нескольких десятков метров, рыцари перешли на галоп, чтоб усилить смертельный тараный удар свиньи. И тут лучники выполнили свою основную задачу. Они просто рассеялись, отойдя на фланги большого полка, открыв изумлённому взору братьев-рыцарей изготовившиеся к бою княжеские дружины в великолепных доспехах, с развевающимися богато украшеными знамёнами. Остановить начатую атаку и перестроиться, в связи с новой сложившейся явно не выгодной для немцев ситуацией, они уже не смогли. Сзади голову клина подпирала основная часть колонны, она просто смяла бы их, приведя в ещё большее замешательство. Им ничего не оставалось, как по инерции продолжать начатую атаку, уповая только на удачу, и надеясь что может быть удастся прорваться сквозь плотные ряды русского войска. А на встречу уже психологически сломленному противнику ринулись с копьями на перевес вся масса войск Александра. Столкновение первых рядов обеих армий было короткое, но страшное по последствиям. Потери там должны были быть ужасающими. В отличие от укоренившегося мнения, что оно ждало немцев стоя на месте (Удар можно остановить только ударом, и, если бы они не двинулись навстречу немцам, их бы просто смели. Кроме того, войско, пассивно ждущее, когда ударит противник, как показывает история, всегда терпело поражение, будучи как правило просто деморализовано ещё до начала схватки). Сшибшись с немцами, первые стяги русских погасили инерцию таранного удара немецкого клина. Его ударная сила была по большей части израсходована. Частично первый натиск смогли погасить и лучники, однако, вся тяжесть этого удара всё же пришлась на колонны передового "стяга" большого полка: счёт времени пошёл на секунды.
      Это было моментом общей атаки: запели трубы, и на лёд Чудского озера, высоко подняв развевающиеся знамёна ринулись дружины Александра и Андрея, ударом во фланг отрезая голову клина отосновной колонны.

Битва на Чудском озере 5 апреля 1242 года

      Направлений атаки было несколько. Основной удар нанёс большой полк, атаковавший немецкий клин в лоб, конные дружины ударили немцам во фланги, образовав брешь между немцами и чудью, другие конные отряды в лоб атаковали чудь. "Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены… Братья-рыцари упорно сопротивлялись… но их там одолели". Хотя, вероятно, часть чудинов попала вместе с ливонскими рыцарями, сержантами и оруженосцами в окружение, основная масса орденских союзников "даша плеща", то есть сразу же бросилась бежать, увидев атакующую конницу под княжескими знамёнами. Вероятно, только в этот момент немцам стало ясно, что они имеют дело не с обычным ополчением, а с профессиональными дружинами русских князей. Воодушевления им это не добавило: вслед за чудью "удалились с поля боя" и отряд Дерптского епископа, скорее всего так и не вступив в бой, памятуя прежние поражения от княжеских дружин.
      Окружённые со всех сторон превосходящим неприятелем, не ожидая помощи, не имея возможности перестроиться, тевтонским орденским рыцарям и кнехтам оставалось только погибнуть или сдаться.
      "И бысть ту сеча зла и велика немцам и чюди, и бо бе труск от копии ломленниа, и звук от мечнаго сечениа, якоже озеру помрзшу двигнутись, и не бе видети деду, покры бо ся кровию".
      "Очевидно, кому-то всё же удалось пробиться из окружения, однако лучшие силы орденского отряда остались в кольце и были частью перебиты, частью попали в плен. В то время когда одна часть русского войска всё плотнее сжимала в кольце остатки тевтонского отряда, другая бросилась преследовать отступающих в панике чудь и дерптцев: "и даша ратнии плещи свои, и сечяхуть их гоняши, яко по аеру, и не бе им камо утечи; и биша их семь вёрст по леду, до Суболичского берега". Часть бежавших немцев попала на тонкий лёд ("сиговицу") на Тёплом озере, и "вода потопи немногая", как сообщает Софийская первая летопись.
      По Новгородской Первой летописи в плен к русским попало 50 немцев, а на поле битвы пало 400 человек, а "чюди паде бещисла". В то же время "Рифмованная хроника" сообщает, что в битве погибло 20 рыцарей и 6 попало в плен. Такое на первый взгляд несоответствие вполне объяснимо: для русских не слишком хорошо понимали разницу между рыцарями, кнехтами, сержантами и оруженосцами, разницы не было никакой, так как орденские рыцари в отличие от светских одежду носили из грубых тканей, и от простых воинов их отличало лишь качественное вооружение. Тогда как у русских дружинников знатного воина от простого отличало дорогая одежда, и богатство доспеха и снаряжения. Скорее всего, общее число немецких потерь, победители подсчитали по наличию крестов, как на щитах, что у сержантов, что у рыцарей крест был четырех-лучевой, так и на коттах, хотя у сержантов он был трехлучевой. Но внешне они сильно отличались то чуди по экипировке и вооружению. Гибель и пленение такого количества профессиональных бойцов по европейским меркам считалось тяжёлом поражением, граничащим с катастрофой. Потери с нашей стороны вряд ли смогли превысить потери врага. В общей сложности бой, от первого столкновения до разгрома головы клина, мог продолжаться не более часа. Плюс, время потраченное на преследование и подавление сопротивления отступающего противника, а потом ещё и возвращение на исходные позиции, ещё набегает три-четыре часа. В апреле светлеет поздно, а темнеет рано, и если взять за основу то, что немцы вступили на лёд Чудского озера в 9 часов утра, если не позже, до позиций русских они шли 2 часа, бой продолжался 1 час, преследование – 2 часа, возвращение, ещё 2 часа, то посути, всё закончилось к часам 4–5 вечера, когда начало темнеть. Ночное преследование Александр организовывать не стал, скорее всего результат сражения превзошёл все ожидания, а рисковать дружинами отца он не хотел.
      Немцы ожидали Александра под стенами Риги и даже отправили в Данию посольство с мольбой о помощи, однако Александр возвратился с дружиной в Псков, где объявил: "О псковитяне! Если забудете Александра; если самые отдалённые потомки мои не найдут у вас верного пристанища в злополучии: то вы будете примером неблагодарности!".
      Возникает вопрос: почему Александр не предпринял экспедицию в Ливонию? Ответ становится ясен, если задуматься, какими силами располагал Александр и какие цели он ставил. В ходе войны с немцами Александр, учитывал ненадёжность как новгородского, так и псковского ополчения, и то, что "низовские" полки Ярослав Всеволодович, чьё положение в тот момент было предельно сложным, мог отозвать в любой момент, пришлось бы рассчитывать только на свою дружину, а её для похода было явно недостаточно. Главной задачей в этой войне было отобрать у немцев потерянные новгородские земли и укрепить свою власть в Пскове, что Александр с успехом осуществил.
      Уже летом того же года в Новгород прибыли послы из ордена, которые просили мира и отказывались от всех своих завоеваний и предложили обменять всех пленных на захваченных Александром немцев:
      "Есмя зашли мечем Псков, Водь, Лугу, Латыголу, и мы ся того всего отступаем, а что есмя изоимали в полон людей ваших, а теми ся розменим, мы ваших пустим, а вы наших пустите, и псковски полон пустим".



   назад          

Rambler's Top100