Гибель Святояров. Обры, готы и гунны

Гибель Святояров. Обры, готы и гунны

      В V и VI веках продолжалось Великое переселение народов. Вначале главные события разворачивались на Дунайских границах с Византией, а также в Италии и на Балканах.
      В конце V века при императоре Византии Аспаре, имевшем гото-аланское происхождение, сложился союз Византии и Антии. Аспар окружил себя антами (его полководцем был ант Анагаст). В это же время Византия расселяла антов в нижнем Дунае. Но потом, при императорах Зеноне и Анастасии, отношение Византии к антам стало меняться. Фракийцы и анты восставали против власти империи. Эти восстания (по сути бывшие гражданской войной за власть внутри империи) возглавлял Виталиан. Есть основания считать его внуком императора Аспара, и даже славянином.
      Виталиан во главе солдат, среди коих были готы, гунны и скифы (то есть славяне-анты) трижды осаждал Константинополь. Дважды он получал требуемое (наместничество во Фракии и выкуп), а на третий раз, в 516 году, его разбил полководец Юстин (кстати, тоже фракиец, возможно что и славянин по происхождению). В 517 году многочисленные племена славян (коих византийцы именовали "гетами", но в гето-фракийских землях уже давно обосновались анты-славяне) вторглись в Иллирию и Македонию. Тогда Юстин стал императором (517-527 гг.) и изгнал славян и фракийцев за Дунай. Особенно усилился натиск славян при императоре Юстиниане. После восхождения императора на трон, в 527 году, он начал войну на всех границах своей империи, стремясь воскресить мощь и величие Древнего Рима. Но его воинственности был положен предел на севере.
      При Юстиниане (и при княжении Святояра) славяне много раз разрушали оборонительные сооружения на Дунае и вторгались во Фракию, Македонию и Северную Грецию, истребляя и изгоняя византийцев. А потом они расселились на опустевших землях. Так рождалась южная ветвь славянских народов: сербы, словенцы, хорваты, болгары.
      Историк Прокопий писал в своей "Секретной Истории" о вторжениях 20-х и 30-х годов: "Иллирия и Фракия полностью, охватывая всю территорию от Ионийского залива до окраин Византии, включая Грецию и фракийский Херсонес, захлестывались практически каждый год гуннами, склавенами и антами со времени воцарения Юстиниана в Римской империи, и они творили ужасный хаос среди жителей региона. Во время каждого вторжения более двухсот тысяч римлян, как мне кажется, уничтожалось и обращалось в рабство..."
      Императору Юстиниану ничего не оставалось, как признавать антов своими подданными (поступая таким образом, он надеялся разделить и перессорить славяно-антские племена). С тех пор анты сами стали охранять границы империи от новых набегов как своих соплеменников, так и болгар, утигуров и кутигуров. Но они защищали границы империи неохотно, вторжения продолжались.
      Византия в свою очередь стала усиливать живших в горах Тавриды остроготов, которые питали давнюю вражду к славянам. Поскольку интересы готов и Византии совпали, готы признали над собой господство императора и дали обязательство поставлять по его требованию три тысячи воинов в войска империи (Прокопий. "О постройках", III, 7-14).
      Также среди готов Тавриды во время правления Юстиниана империя усиленно распространяла христианство византийского обряда (в противоположность бытовавшему у готов арианству). Этому весьма препятствовало отсутствие у готов городов, ибо они предпочитали сельскую жизнь. Юстиниан посылал в Готию инженеров и архитекторов для строительства крепостей на северных склонах Крымских гор, а также для возведения стен и церквей в рождающемся готском городе Доре (Дорасе).
      Также укреплял Юстиниан и таманских готов (к ним в 547 году был послан епископ).
      О главных событиях тех лет, о гото-славянской войне, скудные византийские источники, дошедшие до нас из той эпохи, не сообщают ровным счетом ничего. Тем более бесценны сведения, которые донесли до нас дощечки новгородских волхвов.
      По "Книге Велеса" (Лют I, 4:2 и 2:1), вначале "готы усилились" под Воронежцем. В Воронежце тогда находился небольшой отряд боярина Гордыни, который принял неравный бой. Это была славная битва: "И от этого Воронежца слава течёт по Руси, и её Сварог имеет!" В "Книге Велеса" названа дата сей битвы: "сто тринадцать лет от Карпатского исхода". То есть речь идёт о 543 годе н. э.
      Тогда воины Гордыни разбили готов, и их подвиг сравнили с подвигом Сегени и Болорева, разбивших сына Германареха и отрока Гулареха под стенами Воронежца семьдесят лет назад. Однако после битвы от города осталось пепелище. Горстка русских воинов, так и непобежденных, покинула его. Перед уходом воины дали клятву не забывать родину и освободить "блаженную русскую землю".
      В тот же год готы во главе с конунгом Триедореем нанесли удар по Голуни и Киеву. "И многие русы кости свои сложили у Голуни" (Лют I, 4). А потом в Киеве готы повесили Святояра (Лют I, 1:1). Так закончилась династия Киевичей. Последний князь этой династии Святояр правил Русью с 510 по 543 год (если он начал править сразу после Верена).
      Тогда из Киева ушла "небольшая часть людей", которые собрались в "лесах ильмерских". И потом с севера стала создаваться Великая Русь, ибо "не было у нас иной возможности". К ним потом добавились словене, бежавшие от аваров, русы, бежавшие от хазар, венеды, бежавшие от германцев. Новгородские летописи добавляют, что в Новгороде в те же годы стал править род Владимира Древнего (он княжил - за девять колен до Буривоя).
      Киевляне бежали не просто в лес, а к поселениям новгородцев-словен ("охотников и рыболовов"), которые жили здесь с незапамятных времен. Может быть, словене стали селиться здесь, когда готы конунга Берига изгоняли словенские роды с Карпат, то есть 500 лет назад. Надо полагать, киевляне знали куда они шли. Видимо, они уже торговали с Новгородом.
      Дальнейшее описание событий в "Книге Велеса" позволяет заключить, что часть русколан тогда же бежала на Дон и Кубань, под защиту донских русов и асов (в дощечках описаны войны с готами и хазарами на Дону).
      Древняя ведическая Русколань на Дону и Северном Кавказе пала около двух столетии назад (после гибели Буса Белояра). Тогда многие роды русов и алан покинули эти земли. Но оставшиеся вновь поднимались, строили города и храмы и по-прежнему являли собой грозную силу. Не иссяк и род Белояров, в "Книге Велеса" упомянут Белояр Криворог, современник Скотеня и Гордыни.
      О русах и асах Подонья сообщают многие древние источники. Так, в сирийской хронике Захария Милетского, написанной в 555 году, среди народов, живущих около Азовского моря, упомянут: "Соседний с ними (амазонками) народ "хрос" (hros), мужчины с огромными конечностями, у которых нет оружия и которых не могут носить кони из-за их конечностей". Речь идёт, очевидно, о большом росте русов, предков донских казаков.
      Известно также, что в середине V века на Тамани и у устья Дона жили кроме готов, утигуров и касогов (черкесов) также и алано-русы ("рухс-асы", то есть "светлые асы", они же анты). Местом их расселения называют таманский город или остров Рус (анонимный географ VII века из Раввены указывает, что в устье Кубани находился город Мал-и-Рос (Rav. An. IV, 3). Правил таманскими асами князь Саросий (согласно Менандру Протиктору). Имя князя может быть просто титулом "царь асов", "sar-i-os" (ср. с Сарусом-Бусом). Саросий поддерживал дипломатические связи с византийским двором.
      В те же годы среди русов, алан и готов Тамани продолжало укрепляться христианство. Первые христианские общины здесь были основаны ещё апостолом Андреем. Известно, что в IV-ом веке сии земли входили в Боспорскую епархию (епископ Боспора Кадм участвовал в Никейском соборе). Скифские епископы были и на последующих соборах. А при Юстиниане в 547 году была утверждена отдельная епископская кафедра в земле таманских готов и чигов (то есть чаркасов), а значит и таманских русов.
      И надо сказать, что не все русы и асы и соседние племена приветствовали распространение византийского влияния. В 550 году здесь разгорелось восстание против власти готов и императора Юстиниана. Восстали прежде всего "абасги", то есть абхазы (по сообщению Прокопия Кесарийского, VI в.), а также "асы", "хаскуны" (по сообщению Джуаншена Джуаншериани, XI в.). Подавил восстание сам император Юстиниан, опустошивший страну асов и русов. Прокопий Кесарийский писал: "Римляне взяли в плен жен начальников со всем их потомством, стены укрепления они разрушили до основания и всю страну опустошили жестоко".
      Итак, после погрома 550 года на земле асов и чигов была установлена дружественная Византии власть. Видимо, тогда и стал царем аланов и русов царь Саросий. И тем не менее на Кавказский поход Юстиниана был дан ответ уже в следующем 551 году. Пройдя без препятствий антские земли, во Фракию тогда ворвались кутигуры, пришедшие из Тамани и Причерноморских степей.
      Нашествие было отражено. Византийцы усилили своё давление на народы Северного Кавказа. На Константинопольском соборе в 553 году присутствовал "епископ народа чигов" Домециан. Однако война на славяно-антских границах не прекращалась.
      В 558 году булгары и славяне, во главе с ханом Заберганом, в очередной раз разграбили Фракию и Македонию. Потом славяне из армии Забергана атаковали Константинополь с моря, а булгары с суши. Отступить, приняв предварительно богатую дань, Забергана принудило известие о том, что в Донских степях появилась новая орда, которая грозила ударить на булгар с тыла.
      Это были авары хана Байана (Баяна), явившиеся из-за Каспия и Волги, из тюркской и монгольской пустыни. В 540-х годах тюрки Алтая изгнали их (а частью истребили). Остатки разгромленных орд тогда побежали на запад и к 558 году достигли Северного Кавказа.
      Аланский царь Саросий, ставленник Византии, сообщил императору Юстиниану о появлении аваров, а затем он также приказал охранять послов Византии, шедших к аварам. Византия решила использовать аварскую орду против гуннов и славян, досаждавших империи.
      Алано-русы также пропустили авар через свои земли к Воронежцу, захваченному готами, а затем и в землю гуннов (утигуров и кутигуров) своих врагов.
      Судя по "Книге Велеса", к аварам тогда присоединились дружины алано-русов (полагаю, возглавляемые Гордыней). Авары в 559 году прошли по землям северян (сабиров) к Воронежцу. Согласно "Книге Велеса" II 46 (Лют I, 1:3), к стенам града, занятого готами, подошло "сто тысяч отборнейшей конницы" хана Байана (Баяна). "И была сеча злой, и кровь лилась как сурина-мёд, и к вечеру Баян поразил готов".
      В 560 году авары вторглись в страну утигуров на востоке Азовского моря, а потом разгромили на Дону кутигуров. Хан кутигуров (видимо, Заберган, который осаждал Константинополь в 558 году) стал данником Байана. Тогда же Байан принял титул кагана. И затем, в 561 году, аваро-кутигурская орда потекла к реке Днестр, в Антию.
      Ни в одном из древних источников не сообщается о войнах авар в Приднепровье. Авары, как и ранее гунны, не рискнули преодолевать "Змиевы валы". В Киев и Голунь тогда пошли русские дружины Гордыни и аланские-иронские дружины Скотеня. И тогда Гордыня вновь "поразил готов", и изгнал их из Киевской Руси.
      Затем Киевская Русь вошла в Аланское царство (названное вновь Русколанью). В "Книге Велеса" сообщается, что "иронцы (аланы) издревле с нас не брали дань и разрешали русичам жить по-русски", а также то, что и сам князь "боярин Скотень" "жил своим трудом", то есть не брал ругу-дань, положенную князю (Лют II, 3). Возможно, Киев вновь из стольного града стал селом.
      Тем временем, обойдя "Змиевы валы" с юга, авары и кутигуры хана Байана вторглись в земли дулебов и антов, на Волынь. Сама Волынь располагалась у истоков Буга, Припяти и Днестра. Антия, частью входившая в Волынское княжество, прилегала к берегам Чёрного моря.
      В Волынском княжестве жили дулебы — один из древнейших славянских родов. Они прославились тем, что отразили нападение императора Траяна. Никогда враги не могли их покорить и принудить платить дань.
      В IV веке, после падения Русколани, дулебы приняли в свои земли антов и москов (мосохов), бежавших от гуннов с Кавказа. И земля дулебов стала именоваться Волынью в честь богини антов и москов Волыни, супруги Солнца и владычицы Волынского (Каспийского) моря.
      Два столетия волыняне вели борьбу с готами и гуннами и не подчинились ни тем, ни другим. Никогда их земли не входили в империи Германареха и Аттилы.
      В середине VI века Волынским княжеством правил князь Мезамир. В "Книге Велеса" (Лют I, 4) говорится, что он вначале воевал с готами, победил и "развеял их во все стороны". Затем воинам Мазамира пришлось отражать нашествие гуннов (очевидно, булгар Забергана). А затем анты сражались с объединёнными силами гуннов и готов. И вновь противники были разбиты, благодаря берендеям, которые подоспели на помощь русам.
      И в это время, когда анты были ослаблены долгими и кровопролитными войнами, с востока пришла свежая рать хана Байана. Об этом сообщает также "Книга Велеса" (Лют I, 3): "Это обры (авары), которых было как песка морского, решили закабалить Русь. И мы обров остановили и бились с ними, но не было лада на Руси, и потому обры одержали победу".
      Победы авары одерживали потому, что в эти годы из-за политики Византии анты стали воевать между собой ("не было лада"). Русы-анты, осевшие по правому берегу Дуная, сражались на стороне Византии против приходивших из-за Дуная своих же сородичей (так было во время нашествия на Византию хана Забергана и антов).
      Не могли помочь Мезамиру и Гордыня со Скотичем, и не потому что какое-то время были союзниками Байана (благодаря сему союзу они поразили готов в Воронежце и Киеве), а потому что они продолжали вести бои с крымскими готами.
      И тогда обры пришли на Волынь и "князя нашего убили, и Сине море отошло от Руси" (Лют I, 4:10). Об этом убийстве князя антов, происшедшем около 561 года, рассказал также византийский историк Менандр Протиктор (современник тех событий):
      "Когда предводители антов оказались в бедственном положении и, вопреки их собственным надеждам,- были согбены несчастьем, авары тотчас начали опустошать (их) землю и грабить (их) страну. Итак, измученные набегами врагов, анты отправили к ним послов, избрав для посольства сына Идаризия и брата Келагаста — Мезамира (Мезенмира) и просили о выкупе некоторых пленённых в бою своих соплеменников. Итак, когда посол Мезамир, будучи болтливым и хвастливым, придя к аварам, разразился надменной и даже дерзкой речью, тогда известный Котрагир, дружественный аварам, а против антов исполненный лютой ненависти, поскольку Мезамир говорил более высокомерно, чем подобает послу, сказал кагану: "Сей муж обрёл величайшее влияние среди антов, он способен противостоять любому из своих врагов. Потому нужно его убить, а затем беспрепятственно совершать набеги на чужую землю". Послушавшись его, авары, пренебрегши уважением к послам и ни во что поставив право, убили Мезамира. С тех пор чаще, чем раньше, они разоряли землю антов и не прекращали порабощать, уводить и грабить".
      В отличие от Менандра, меня восхищает мужество Мезамира. Он — князь, не раз побеждавший готов и гуннов, бесстрашно и даже безрассудно отправляется в самое логово врага. И даже грозит аварам! Вероятно, среди пленных были близкие ему люди. Может быть, сын?
      Авары убили Мезамира, посла и князя. И тем нарушили доселе незыблемое "международное право", поставили себя вне договоров и законов. Они вторглись в антские земли на Днестре, раззоряя их и уводя пленных. Но потом авары были отброшены антами к Дунаю и побережью.
      Так, авары в 562 году проникли в Добруджу и вышли к границам Византийской империи. Но пересечь Дунайскую границу и войти во Фракию они не решились. Часть аваров стала продвигаться вверх по Дунаю к Паннонии. Другая часть пошла по Пруту и Днестру к Галиции, откуда они хотели через горные перевалы также выйти на равнину Паннонии.
      Тогда, ещё не выбравшись из Галиции, поднявшись в район верхнего Днестра, авары завоевали земли хорватов и дулебов. Об этом эпизоде истории сохранилось свидетельство в "Повести временных лет":
      "Си же обри воеваху на словенех, и примучиша дулебы, сущая словены, и насилье творяху женамъ дулебьскимъ: аще поехати будяше обърину, не дадяше въпрячи коня ни вола, но веляше въпрячи 3 ли, 4 ли, 5 ли жёнъ в телегу и повести обърена, и тако мучаху дулебы. Быша бо объре теломъ велици и умомъ горди, и богъ потреби я, и помроша вси, и не остася ни единъ объринъ. И есть притча в Руси и до сего дне: погибоша аки обре; их же несть племени ни наследъка".
      Освобождать от аварского ига своих братьев дулебов Скотень и Гордыня не могли, ибо сражались с наступавшими от Крыма готами. И война с ними шла вот уже шесть лет, но готы отнюдь ещё не смирились с потерей Киева, Голуни и Воронежца.
      В Придунавье и в пограничных с Византией районах в эти годы события разворачивались следующим образом.
      В год воцарения императора Тиберия I (5 октября 578 года), когда войска империи вели войну с персами, славяне и анты совершили очередной набег на балканские провинции империи.
      И тогда Тиберий обратился к хану Байану с предложением совершить поход против славян. Байан согласился. И тогда в 579 году Тиберий послал к аварам, кои находились в Паннонии, имперский флот, который перевез 60 тысяч аварских всадников вниз по Дунаю "до земли ромеев". Затем по суше по правому "ромейскому" берегу Дуная аварская конница была пропущена до берега моря и переправлена ромеями на левый берег.
      Незаметно доставленные в Малую Скифию авары напали на поселения славян. Они сжигали поля, грабили всё, до чего доставали руки. Также они освободили несколько десятков тысяч пленных ромеев, работавших на славян.
      Славяне же, не принимая боя, бросая свои хижины, прятались в леса, а потом бежали к князю Добрите, где собирались славянские дружины.
      Решив, что ему покорилась вся Антия, Байан направил своих послов к Добрите и старейшинам славянских родов, "повелевая им подчиниться аварам и причислить себя к плательщикам дани".
      На это Добрита ответил: "Родился ли, и согревается ли лучами Солнца тот человек, который бы подчинил силу нашу? Не другие нашею землёю, а мы чужою привыкли обладать. И в этом мы уверены, пока есть на свете война и мечи!"
      И после сих слов Добрита приказал убить послов хана. И было это местью за гибель посла и князя славян Мазамира, убитого Байаном семнадцать лет назад. Потом славяне вовсе перестали обращать внимание на притязания хана Байана, оставив его в покое.
      "Книга Велеса" (Лют I, 4) говорит, что тогда на вече славяне решили "идти на греков", "идти до Дуная и далее, и оттуда не поворачивать, и быть вольными". "И говорили мы о единстве наших родов. И победили мы силу великую объединившись".
      Так, в 578-580 годах нашествие славян охватило большую часть Мисии и Фракии и все земли вплоть до Константинополя. Сербы, шедшие из района современного Берлина (тогда это было славянским поселением Берло), словенцы и хорваты с Карпат, древляне и дреговичи и многие иные славянские роды хлынули на Балканы и многие роды остались там (и если отходили, то уже ненадолго).
      В это время в Родопских горах на скале был высечен рельеф, изображающий Святовита (т. н. Мадарский всадник), потом рядом с ним помещена руническая запись летописи (времён первых славяно-булгарских ханов).
      Авары, предводительствуемые Байаном, в 580 году также двинулись к границам империи. И поначалу Байан делал вид, что желает помочь императору и стремится ударить славянам в спину. Он стал переправляться через Дунай. Но переправившись, Байан уже не скрываясь напал и ограбил ромейский город Сирмий на нижней Саве.
      Чтобы предотвратить дальнейшее продвижение аваров на юг, император Тиберий поспешил заключить мир и пообещал выплачивать им ежегодно по 80 тысяч золотых монет. Вскоре после заключения сего договора Тиберий умер, оставив после себя гибнущую империю.
      Преемником Тиберия был император Маврикий (582-602 гг.). Он отказался выплачивать аварам дань, и потому авары в 583 году напали на Иллирию, разрушая и грабя города. Не получив никакого отпора, войска Байана пересекли Балканы и достигли Чёрного моря возле Бургаса. Ставка хана тогда была в Анкиале (месте отдыха императора), где был знаменитый минеральный источник. Согласно известию историка Феофилакта (I, 4,5), жёны Байана там наслаждались тёплыми ваннами.
      Одновременно с аварами на империю шли и славянские дружины. Сохранился грузинский документ (приведён в книге С. Лесного "Откуда ты, Русь?"), в коем сообщается, что во времена императора Маврикия некий русский князь ("русский хакан") нападал на Византийскую империю и "пленил однажды 12 000 греков, а затем потребовал по 1 драхме за человека". Затем сей князь нападал на Константинополь и в 626 году.
      Очевидно в сём грузинском документе речь идёт о князе Ардагасте (в "Книге Велеса" он Радогост Святоярич), который летом 585 года достиг Длинных стен Константинополя, по сообщению Феофилакта (I, 7, 1). Он был отогнан стратигом Коментиолом. Однако он не мог участвовать в компании 626 года, ибо погиб в 598 году (грузинский документ не слишком достоверен).
      Византийцы едва держали оборону против аваров и славян на подступах к Константинополю. Дела их осложнялись тем, что империя также начала вести изнурительную войну с Персией, мирный договор с коей был заключен только в 591 году.
      Авары в это время вели переговоры со многими славянскими князьями, стараясь убедить их посылать войска против Византии.
      Трёх таких послов с далёкого севера (видимо, из Новгородчины) случайно захватили во Фракии ромеи и привели к императору Маврикию. Сии послы не были вооружены и имели с собой только гусли. Очевидно, это были волхвы, "вещие люди". Они прибыли к аварскому хану с отказом участвовать в сих войнах по причине дальней дороги (сами послы добирались пятнадцать месяцев). Байан не хотел их отпускать, и потому им пришлось бежать во Фракию, здесь они и попали к императору. Гусли же они носили, с их слов, потому что их страна не знает железа, что делает жизнь мирной и невозмутимой, "они играют на гуслях, не знакомые с пением труб".
      Император Маврикий выслушав послов, "восхитился их племенем и, удостоив самих попавших к нему варваров гостеприимства и подивившись размерам их тел и огромности членов", отпустил.
      К этим же годам следует отнести и поход на Сурож Криворога из рода Белояра.
      В "Книге Велеса" (Лют II, 4) походы Криворога относят ко временам Скотеня. И если Скотень воевал вместе с Гордыней (ему в 543 году было не меньше двадцати лет), то и сам Скотень вряд ли пережил рубеж VI и VII веков.
      С другой стороны, Криворог не мог пойти на Сурож, минуя хазар, ранее 581 года. То есть поход Криворога на Сурож относится к последним двум десятилетиям VI века. Видимо, сей поход происходил - тогда же, когда славяне занимали земли за Дунаем.
      Криворог перед походом "выпустил белого голубя — куда тот полетит, туда идти". Голубь, по воззрениям славян, это птица Вышня. Таким способом Криворог определил волю Бога. И согласно ей двинулся на Сурож, город в Тавриде, где сидели греки.
      Греки были разбиты. Они стали ублажать Криворога, несли ему золото и серебро. А сами в это время напали на Голунь, которая была в это время беззащитна. "И тогда греки напустили на нас воинов в железных бронях и побили нас. И много было пролито крови русичей вниз на землю, и не было числа стенаниям русским".
      Думаю, что в память сего князя Криворога и было названо урочище Кривой Рог (на месте коего вырос одноимённый город).

А.И.Асов "Свято-Русские Веды. Книга Велеса"



   назад       далее   

Rambler's Top100