Рус, Словен, Венд

Рус, Словен, Венд

      В начале этой главы дана легенда о прародителе Русе. От него свой род ведут русы иранского корня.
      Все потомки Роси, матери Дажьбога почитались русами, то есть все арийские славянские роды — суть русские роды. Русы разделяются на киян-полян, чехов, хорват и так далее, и среди них есть также род, который носит только одно это имя: русы.
      По ирано-славянским легендам эти русы происходят от прародителя Руса сына Зоряна, внука Само, правнука Трояна, праправнука Двояна или Адвойна из рода Богумира (по иранским преданиям они же Рустам-Зер-Сам-Адвин-Йима).
      Заметим, что по иранским легендам, изложенным например в "Шах-наме", Рустам был сыном Зера и внучки дракона Ажи-Дахаки (Зохака). А по греческому изложению скифских легенд Скиф был сыном Геракла и змееногой Ехидны. Итак, Скиф и Рус в легендах близки друг другу и имеют в своем роду дракона. От дракона Рус унаследовал великую силу, направленную на разрушение ветхого, отжившего (он разрушает старый мир), а от Дажьбога и Велеса он унаследовал стремление к справедливости, он всегда следует Пути Прави.

      Изложение сказания о Русе

      Рус родился чудесным образом. Мать долго страдала, ибо младенец был слишком велик и тяжёл, и никак не могла разродиться. Тогда отец Зорян призвал на помощь свою покровительницу — птицу Гамаюн. Птица помогла выйти младенцу через бок.
      Рус, явившись на свет, сразу встал на ноги, во лбу его горело Солнце (подобным образом в Ведах описывается и рождение Индры). Рус надел латы и золотой шлем, вскочил на коня и поднял знамя с изображением дракона.
      Вообще, описание рождения Руса (Рустама) в "Книге Царей", несмотря на поздние искажения (например, вместо одевания самого Рустама там рассказано об одевании в латы некой куклы, но теми же словами), повторяет славянские народные баллады о рождении Сына Змея (Волха Змеевича, южн.-слав.Змея Огненного Вука), который обычно покоряет Индерию и губит Индрика-зверя, своего отца.
      Да, Рус родился как потомок Змея. Но он родился на гибель Змея, породившего его. Он сразу заявил: "Врагов ненавистных крутить я готов во славу святого Владыки Миров!" ("Книга царей" 8154).
      И Рус сразу показал великую свою силу, покорив неприступную крепость на границе страны ариев — Семиречья. Он нашёл коня себе под стать, коего имя Рехш (то есть Царь-конь). Покорение сего коня приравнивалось к битве с драконом. Потом Рус, согласно "Книге царей", помог сакским-арийским войскам отразить нападение царя туранцев.
      И вот в Семиречье явился странник, который рассказал о далёких землях, где "никто не умирает". Сей странник рассказал о долинах близ Алатырь-горы (Эльбруса) на Северном Кавказе, где стояли величественные храмы Солнца, где был волшебный Белый Царь-город (Cap-град), в коем правили потомки Яруны и Богумира.
      И тогда арийские роды, ведомые Арием Оседнем и Русом, двинулись на поиски сего благословенного места, "где течёт молоко и мёд".
      В отличие от пути Ария Оседня путь Руса лежал по долинам Pa-реки, по землям, где жили роды, поклонявшиеся Велесу, которого здесь называли также богом Бодой, а также Асилой Велесом.
      Легенды скандинавов повествуют, что в сих землях правил Один, брат Двояна. Один был и самим Велесом и, одновременно, очередным воплощением Велеса, царём Асгарда (рус. Асъграда). Он именовался Одином, ибо первым сделал жертвоприношение сомой (Двоян-Адвин — вторым, Троян — третьим).
      Один правил в сём краю, здесь была столица его земли Асгард. Сей город в скандинавской "Саге об Инглингах" помещался в востоку от реки Танаквискль, то есть восточнее Дона (античное название Танаис). Заметим, в устье Кубани есть гора Ас-дат ("Гора Асов").
      По другой примете Асгард расположен в середине мира на поле Идавелль. То есть не в горах, а на равнине, имя коей суть также и имя Волги, которую тюрки именовали созвучно: Идель (Идиль).
      Так в Асгарде сошлись явившиеся из Семиречья потомки Трояна — князи Сам, Зарян и Рус с родами русов и северян, а также ясуни Велеса, среди которых был наиболее славен князь Усень, наследник престола Асгарда. Усень был сыном великого мудреца Брага сына Велеса (его до сего времени почитают славяне осенью в дни Усеня-Таусеня).
      Роды Руса в Асгарде соединились с родами и войсками Одина. Войны удалось избежать, ибо на стороне Асгарда выступил сам Велес, он склонил к союзу все племена, жившие на священной Pa-реке (Волге) в стране Асланде.
      Рус признал Велеса-Одина владыкой всей Арийской земли. Рус склонился перед потомком бога Солнца.
      Из Асгарда русы и ясуни стали совершать походы вглубь Кавказа и в Европу.
      Вначале они сражались с ванами, у которых укрылся Ящер после поражения в битве с Арием Оседнем у Вавилона. Сего дракона тогда убил дед Руса князь Сам. И это было его величайшим подвигом, который был прославлен в веках.
      Но затем война с ванами затянулась. Битвы происходили на огромном пространстве от гор Кавказа и побережья Каспия до Скандинавии. На стороне асов сражался Один. Одину и сакам-рыбоедам тогда достались земли в Скандинавии, от них произошли саксы. А союзникам Одина русам и аланам — Русколань: Волжские и Донские степи, предгория Северного Кавказа. Между прочим, и те и другие (саксы и кай-саки, казаки) происходят от Кисека.
      Ванам досталась будущая Венедия. Часть ванов-венедов влилась в германские (вандальские) и западнославянские, прибалтийские роды, часть стала вятичами.
      Сохранилось ещё одно предание о войне, которой могло и не быть, и о жертвах коей сохранились плачи в эпосе иранских и тюркских народов. Согласно иранским и тюркским легендам, в те годы, когда Рус шёл из Семиречья к Асгарду и Алатырской горе, он покорил царство Семенган (царство Сама). Там он полюбил дочь царя, и от их любви родился мальчик, будущий великий витязь, коего иранцы именовали Асах (или Асжх, Сах, даже Сахраб), в русских летописях, где пересказываются берендеевские предания, он — Асан (в Болгарии основатель царского берендеевского рода именовался Асень, или АсЖнь).
      Когда Асах (Асень) подрос, он захотел разыскать своего отца, ушедшего далеко на запад, за Хвалынское море, и повторить его подвиги. Асень собрал войско берендеев, торков и саков (то есть тюрко-иранские войска, будущих "чёрных клобуков", казаков).
      И они двинулись через Волгу в Русколань. Их не узнали и приняли за неприятелей, ибо они в первых же стычках повели себя очень воинственно и погубили многих великих богатырей.
      Потом берендеи Асеня (согласно "Книге царей" II, 500) взяли приступом Белую Крепость, она же град Белая Вежа на Дону. Потом под стенами Белой крепости произошла великая битва между русами, торками и берендеями. Рус бился со своим неузнанным сыном Асенем. И вначале Асень поверг Руса, но пощадил его. А на другой день Рус поверг и убил Асеня.
      И тут Рус по амулету узнал в Асене своего сына. Горе Руса было неописуемым. После его смерти, русы и берендеи побратались. Сыновья Асеня, которые потом принимали династическое имя Асень, стали князьями берендеев и всегда, даже многие сотни лет спустя, хранили союз с русами. Об этом сказано в "Книга Велеса" "Берендеи... имели князя Асеня, и был он премудрый... в ладах с русами, и был нашим другом" (Бус II, 1:11).
      И русы помогали им. Например, князь русов Белояр помог берендеям, которых утесняли яги и гунны (Бус I, 3:2).
      Главной целью Руса и асов Усеня было — достигнуть горы Эльбрус, великого храма Солнца. То есть дойти до великого Cap-града, что близ Эльбруса в долине реки Алатырской.
      По арийским легендам, Рус и У сень а также другие витязи и мудрецы — Сам, Зарян, Браг ходили в поход к Эльбрусу и сражались здесь с Белым Дивом, который забрасывал войска ариев камнями, падающими из туч вместо града. Были здесь битвы иранцев и туранцев у града Белая Крепость.
      Рассказ о войнах в Приэльбрусье повествует о богоборчестве, ибо по преданиям священную область занимали потомки богов. Именно поэтому Рус вначале противился походу к Эльбрусу, почитая его неприступной твердыней, которую даже не пытались сокрушить великие герои и богатыри древности. Даже сам Один не посылал своих воинов в те горы.
      Но мудрец Браг, сын Велеса, которого чтили как великого звездочета и нисхождение духа одной из звёзд Большой Медведицы, определил по звёздам, что кончилась эпоха Лады (Тельца) и настала эпоха Белояра (Овна). В сие переломное время боги старой эпохи уходят и у трона Всевышнего встают новые боги и герои.
      Мудрец Браг также определил, что Всевышний будет последовательно воплощаться на Земле каждую эпоху. Так или иначе, но Браг убедил своего сына Усеня, что священная область может быть покорена. И Усень двинул свои войска к Алатырь-горе. Однако астрологический расчёт Брага оказался неточным, в первой же битве войска Усеня потерпели сокрушительное поражение от Белого Дива (надо полагать, от Белогора, воплощения Белого бога в ту эпоху). Самого Усеня заточили в темницу.
      На помощь Усеню тогда пошёл Рус. На границе с Алатырской областью Рус сразился с дивом Уладом (славянским драконом Ладоном) и смог убедить его помогать Русу и Усеню. На знамени Руса, которое он поднял ещё при рождении, было изображение дракона Ладона. И это значило, что именно Русу перешёл божественный знак от предка Богумира, коему служил Ладон.
      С помощью дракона Рус сумел освободить Усеня из заточения, потом он вернул на время власть в священной земле самому Ладу (Ладону). Но ни сам Рус, ни Усень, даже поднявшись на вершину Алатырь-горы, не смогли взойти к трону Всевышнего, сколько они не тратили на это сил.
      Рассказывают, что Усень построил с помощью дивов дворец-храм на склонах Алатырь-горы: "На склонах Эльборза воздвиг он чертог такой, что и див от работ изнемог" ("Книга царей" I, 13796). На Орлиной горе Эрзифья (согласно Авесте, Яшт 5, XII) Усень приносил жертвы Сурье. Но тщетно, Всевышний не открыл пред ним небесных врат. Однако, Усень подвижничеством своим вернул себе молодость и получил божественный знак, он стал правителем.
      Тогда Усень попытался взлететь к трону Всевышнего. Он сотворил престол, к которому привязал могучих орлов, а над ними на копьях повесил мясо, дабы орлы, пытаясь взлететь к пище, подняли также на сём престоле и Усеня.
      Так Усень взлетел выше туч, но потом орлы устали и Усень вместе с престолом пал на землю и едва сам остался жив. Всевышний не принял богоборца. Усень был лишён царства и благодати, и лишь заступничество духов его нерождённых потомков (среди коих должен был явиться и сам Бус Белояр) вернуло Усеню царство и благодать.
      Эпоха Лады (Тельца) подошла к концу. Чувствуя, что гибель неминуема, Ладон всё более становился нетерпимым и жестоким. Он всюду видел врагов, потому власть дракона стала тяжким бременем для всех: "и он охватил землю, и текла кровь из неё..."
      Именно его, дракона Ладона, Библия именует Змеем Левиафаном "царем над всеми сынами гордости". А в "Книге Велеса" он Змей из Нави, который потом был отождествлён со Змеем, приползшим с юга, от греков, поклонявшихся в Боспоре Дыю (Зевсу). Это говорит о том, что Ладон перешёл на службу Дыю. И тогда с Л ад оном вступил в битву сам Арий Оседень, воплощение Ярилы. Ранее он прошёл всю Азию и Восточную Европу. И помогали ему все великие герои и небесные боги.
      И главные битвы Ария с Ладоном были на море. Арий Оседень приплыл к Кавказу из Фракии, где им были покорены демоны-дасуни и Змея Ламия.
      Арий Оседень повторил победу над драконом в Чёрном море, кою раньше одержал также Крышень-Коляда. Он был признан воплощением не только Яра, но и Вышня-Крышня. И потому он также восшёл к трону Всевышнего.

      Изложение сказаний о Русе, Словене и Венде

      После роды Ария положили начало родам белояров, новояров и белогоров; роды Асеня положили начало родам берендеев, а роды Руса родам черноморских русов.
      Сии русы жили по соседству с иными родственными кавказскими родами. Об этом же месте поселения родов Руса рядом, например, с хазарами (на Тамани) повествует и анонимное арабское сочинение "Моджамал-ат-таварих" ("Собрание историй") 1126 года: "...Рассказывают также, что Рус и Хазар были от одной матери и отца. Затем Рус вырос и, так как не имел места, которое ему пришлось бы по душе, написал письмо Хазару и попросил у того часть его страны, чтобы там обосноваться. Рус искал и нашёл место себе. Остров не большой и не маленький, с болотистой почвой и гнилым воздухом; там он и обосновался".
      В дощечках говорится также о родстве скифов и славян. Приводится генеалогическая легенда о братьях Славене и Скифе. Здесь же упоминается вождь Кола. Видимо, он и есть — геродотовский Колаксай (сын Таргитая, т.е. Тарха Дажьбога), родоначальник племени сколотов.
      Эта легенда во многом совпадает с легендой, приведённой в Мазуринском летописце (ПСРЛ, т. 31. Л., 1968), а также Сулакадзевской Новгородской летописи (копия, сделанная для Г. Р. Державина, хранится в Публичной библиотеке СПб.). Видимо, сии летописцы опирались на одну из существовавших тогда книг, подобных "Книге Велеса". Может быть, такая книга хранилась в монастырской библиотеке?
      "Лета 3099 (2591 до н. э.) Словен и Рус с роды своими отлучашася от Ексинопонта (Чёрного моря) и от роду своего и от братии и хождаху по странам вселенныя, яко крылатии орли прелетаху пустыни многие, ищуще себе места на селение; и во многих местах почивающе, и нигде же не обретоша селения. 14 лет пустых места и страны обхождаху, дондеже дошедша езера некоего великого, Моиска зовомаго, последи Ирмер проименовася во имя сестры их Ирмеры. Тогда волхование повеле им наследником места того быти. И старейший Словен с родом своим и со всем, иже под рукою его, седе на реце, зовомой тогда Мутная, последи же Волхов проименовасе во имя старейшаго сына Словенова, Волхова зовома.
      Лета 3113 (2578 до н.э.) великий князь Словен поставиша град и именоваша его по имени своем Словенск, иже ныне зовется Великий Новград, от устие великого езера Ильмера по реце Волхову полтретья поприща. И от того времени новопришельпы скифы начата именоватися словяня..."
      О Славене и брате его Скифе упоминает и Иоакимовская летопись, о содержании которой мы можем судить по пересказу Татищева:
      "Славен з братом Скифом, имея войны многие на востопе идоша к западу, многи земли о Чёрном мори и на Дунае себе покориша... И от старшего брата прозвашася славяне... Славен князь... иде к полуносчи и град великий созда, во своё имя Словенск нарече. А Скиф остася у Понта и Меотиса в пустынех обитати, питаяся от скот и грабительства и прозвася страна та Скифиа Великая. По устроении Великого града умре Славен князь, а по нем владаху сынове его и внуки много сот лет. И бе князь Вандал, владая славянами, ходя всюду на север, восток и запад морем и землёю, многие земли на вскрай моря повоева и народы себе покоря, возвратися во град Великий. А Вандал... вся земли их от моря до моря себе покори..."
      Здесь же говорится, что потомками Славена были новгородские князья, ведущие свой род от сына Славена — Вандала (так Иоаким именует Венда).
      Видимо, Иоаким не случайно буквально цитирует "Книгу Велеса". Он — первый новгородский епископ, он вместе с Добрыней и Путятой крестил Новгород. Он — культурный и грамотный человек, византийский грек, учившийся в академии и разбиравший там рукописи греческих языческих философов и поэтов. Только он и мог спасти её во время устроенного Добрыней погрома. Видимо, он и спас "Книгу Велеса", собрал священные дощечки из разорённых ведических храмов в образующуюся епископскую библиотеку.

А.И.Асов "Свято-Русские Веды. Книга Велеса"



   назад       далее   

Rambler's Top100