Война с Турцией

Война с Турцией

      В последние годы царствования Александра I из-за греческого восстания отношения между Россией и Турцией в очередной раз накалились. Император Александр, несмотря на враждебные поступки турок, удерживался от войны с ними, он не хотел усиливать подозрения, что греческое восстание произведено по наущению русского правительства. Так как члены Священного союза высказались решительно против революций и действовали против них в Италии и Испании, то император Александр не хотел явиться защитником греческой революции и требовал, чтоб другие державы соединенными представлениями заставили султана дать удовлетворение России и прекратить свирепство турок против греков. Но султан Махмуд не хотел слышать о вмешательстве христианских держав в его дела с бунтующими подданными, тем более что Австрия и Англия действовали явно в интересах турецкого правительства.
      Император Николай I, хотя обнаруживал полное сочувствие к охранительным началам Священного союза, не хотел, чтобы Россия находилась в несогласных с ее достоинством отношениях к Турции. Вся Европа признавала за Россией право требовать удовлетворения за оскорбление своего посланника в Константинополе в начале греческого восстания, за нарушение договоров, за гонение на православную Церковь.
      Наконец, английское правительство, видя всеобщее сочувствие к греческому делу у себя и в целой Европе, сочло необходимым переменить политику и начало действовать в пользу греков, к ущербу значения России, естественной покровительницы восточных христиан. В марте 1826 года император Николай велел объявить Порте в последний раз свои требования, состоящие в том:
      чтоб в Дунайских княжествах (Молдавии и Валахии) восстановлен был порядок вещей, установленный договорами между Россией и Турцией и нарушенный последней в 1821 году введением турецких войск под предлогом восстания,
      чтоб Сербия пользовалась всеми правами, выговоренными ей по Бухарестскому миру, и сербские депутаты, задержанные в Константинополе, были освобождены;
      чтоб турецкое правительство оказало полное удовлетворение по прежним требованиям и для окончательного улаживания дел выслало уполномоченных на русские границы.
      Если через шесть недель по получении ноты турецкое правительство не исполнит этих требований, то русский поверенный по делам оставит Константинополь. Представления посланников важнейших европейских дворов, особенно английского, заставили Порту исполнить требования русского императора, но потом она стала тянуть время, и только в конце июля в Аккермане начались конференции уполномоченных.
      Дело кончилось тем, что 26 сентября турецкие уполномоченные подписали следующие статьи:
      Бухарестский договор подтверждается
      подтверждаются права и привилегии Молдавии и Валахии
      правление в каждом из Дунайских княжеств вручается на семь лет господарю, избираемому дворянским собранием, господарь управляет независимо от Порты при участии совета из бояр и не может быть сменен без согласия России
      места на азиатских границах, за которые происходил десятилетний спор, уступаются России
      Порта обязывается в течение года уступить сербам все права и привилегии, означенные в Бухарестском договоре удовлетворяются долговые иски русских подданных на турецком правительстве
      русские корабли свободно проходят из Черного моря в Средиземное.
      Порта уступила здесь, но не уступила ничего в греческом вопросе, несмотря на требования знаменитого своим настойчивым характером английского посланника Стратфорда Каннинга. Между тем в Константинополь приехал русский посланник Рибопьер, и тогда оба посланника (русский и английский) объявили Порте требования своих дворов относительно греков (февраль 1827 года): Порта удерживает над Грециею верховную власть, Греция платит султану ежегодно дань, но получает совершенно независимое внутреннее управление, причем находящиеся в Греции турки должны выселиться. Порта отвергла требования. Тогда три державы - Россия, Англия и Франция - заключили в Лондоне договор 24 июня: условились снова сделать Порте означенные предложения (февральские) и требовать прекращения военных действий с обеих сторон. Если какая-нибудь из воюющих сторон не согласится на перемирие в продолжение месячного срока, то три договорившиеся державы для достижения своей цели принимают соответствующие обстоятельствам меры.
      Коллективная нота трех держав не имела действия: Порта отвечала, что решила не допускать чужого вмешательства в свои внутренние дела, и вслед за этим сильный турецкий флот повез в Морею новое войско. В Архипелаге находились тогда три эскадры: английская под начальством адмирала Кодрингтона, французская под начальством Риньи и русская Тейдена. Начальники эскадр получили от своих правительств предписание соединенными силами препятствовать продолжению войны. Когда начальник турецкого флота Ибрагим-паша расположился в Наваринской гавани, чтоб оттуда начать действия против греков, то английский адмирал первый появился пред Наварином, затем к нему присоединился французский флот. Оба командующих вступили в переговоры с Ибрагим-пашой, требовали прекращения военных действий и грозили, что в противном случае будут принуждены истребить турецкий флот.
      Ибрагим-паша отвечал, что он ничего не знает о тройном союзе и что его обязанность - защищать султана. Ибрагим начал опустошительную войну против греков, а между тем к английской и французской эскадрам присоединилась и русская. Союзники дали бой турецкому флоту и в четыре часа истребили его (8 октября 1827 года). Наваринская битва только раззадорила турок и нисколько не ослабила их упорства. Посланникам трех союзных держав было объявлено, что покорность греков остается единственным основным условием мира.
      Турки с жаром начали готовиться к войне, и злоба их преимущественно была обращена на Россию, что высказалось в султанском манифесте: „Известно, что магометане питают врожденную ненависть к неверным, известно, что последние суть враги ислама, и именно русские, которые 60 лет пользуются всяким удобным случаем, чтоб нападать на Турцию, и должны считаться главными врагами Порты. Они составили заговор с своими единоверцами греками, чтоб стереть имя мусульманское с лица земли. Мы заключили с ними вредный для нас договор Аккерманский, но они этим не удовольствовались, вооружили против нас и других франков“.
      В апреле 1828 года русский император объявил, что не думает о разрушении Оттоманской империи и о распространении пределов своей, что готов удержаться от войны, если Порта обеспечит прежние договоры и исполнит требования союзников по делам греческим. Ответа не было, и война началась. Русские полки заняли Молдавию и Валахию, в присутствии самого государя перешли Дунай. Сильные крепости Браилов и Варна были взяты. С другой стороны, в Азии, граф Паскевич взял штурмом знаменитую крепость Каре, поразил турок под Ахалцыхом и овладел последним. Все это было сделано по Румянцевскому и Суворовскому примеру с самыми ограниченными средствами. Так окончилась в Европе и Азии кампания 1828 года. В начале 1829 года начала было грозить новая война, персидская: в Тегеране возмутившаяся чернь убила русского посланника Грибоедова с большей частью свиты. Шах стал собирать войска на границах, а турецкий султан спешил войти с ним в переговоры, но шах скоро одумался и прислал внука своего Хозрев-Мирзу в Петербург просить императора предать забвению тегеранское происшествие. Султан остался одинок. В июне 1829 года Паскевич поразил две турецкие армии и овладел богатым Арзерумом. В Европе заболевшего фельдмаршала Витгенштейна заменил граф Дибич. Новый главнокомандующий в мае поразил великого визиря при Кулевче: турки потеряли 5000 убитыми, весь обоз, артиллерию, знамена. После падения Силистрии, заперев разбитого визиря в Шумле, Дибич перешел за Балканы и занял Адрианополь (8 августа). Вся тяжесть войны пала на Россию. Ей одной принадлежала слава освобождения Греции.
      Что же касается до других держав, то в Англии сильно жалели о Наваринской битве, поведшей к разрыву. Англия и Австрия трепетали перед успехами русских войск в Турции и в то же время хлопотали о сокращении пределов будущей независимой Греции. Австрийский канцлер Меттерних предлагал соединенными усилиями четырех держав (Австрии, Англии, Франции и Пруссии) принудить Россию к миру с Турцией и предписать его условия. Этому плану воспротивилась Франция: здесь общественное мнение было в то время за Россию, и король Карл Х объявил, что если Австрия начнет враждебные действия против России, то Франция объявит войну Австрии.
      Еще в 1828 году Порта объявила, что согласна на переговоры о греческих делах с уполномоченными западных держав. Наконец, летом 1829 года английский и французский посланники приехали в Константинополь. Когда пришло известие о занятии Адрианополя, Порта, по совету посланников западных держав, решилась просить мира и объявила, что относительно Греции приступает к Лондонскому трактату. 2 сентября в Адрианополе был подписан мирный договор: европейские границы обеих держав были определены рекой Прутом. Острова на Дунайской дельте должны принадлежать России. На азиатской границе Россия удерживала за собою крепости Анапу, Поти, Ахалцых и Ахалкалаки. Молдавия, Валахия и Сербия пользуются всеми привилегиями и вольностями, выговоренными в Аккерманском договоре. Русские подданные пользуются полной свободой торговли в турецких областях, а русские корабли и корабли всех находящихся с Турциею в мире наций под торговым флагом свободно проходят через Дарданеллы и Босфор. Турция обязана вознаградить русских купцов за прежние их потери и выплатить за военные издержки значительную сумму денег.


(материал подготовлен на основе фундаментальных трудов
русских историков Н.М.Карамзина, Н.И.Костомарова,
В.О.Ключевского, С.М.Соловьева, и других...)



   назад          

Rambler's Top100